?

Log in

No account? Create an account
#Нью-#Йоркская #Академия #социально-#педагогической и #физической #реабилитации #Михаила #Шестова

Выдержка из онлайн-семинара Михаила Шестова:

Cами англоязычные точно не знают, как читаются незнакомые слова, и поэтому, даже не пытаются читать вслух тексты, в которых они встречаются. Это доказывает тот факт, что каждое слово в английском словаре снабжено транскрипцией. Транскрипцию придумали именно они, для других языков она почти не нужна. И сделана транскрипция не для иностранцев, изучающих английский язык, а для самих носителей языка, которые являются «иностранцами в собственной стране».



Вся проблема в том, что транскрипцию также сложно читать, как и сами тексты на английском языке. Научившись читать транскрипцию, вы всё равно ничего себе не гарантируете. Потому что, когда слова сливаются во фразы, они начинают читаться по-другому, и эти сложные и разнообразные метаморфозы не могут быть отражены никаким видом транскрипции.

[Spoiler (click to open)]

То есть даже если что-то более или менее правильно описывается транскрипционными знаками, это будет только один из вариантов проговаривания.

Так, например, I am not a pilot – ударение на pilot. Если говорить про себя, то ударение на «Я» — I am not a pilot, если отрицать, то ударение на «НЕ», то I am NOT a pilot. И так далее. То есть пять видов произнесения в зависимости от того, где вы решили поставить ударение. Это всё транскрибировать невозможно. При том, что сами знаки транскрипции являются еще одним видом английского языка, который тоже нужно специально изучать, чтобы научиться им свободно пользоваться. Англоязычные настолько не умеют пользоваться транскрипцией, что, когда видят транскрипционные знаки в словаре, все равно пытаются читать слова, а не эти знаки, так как чтение транскрипции занимает в несколько раз больше времени, а они его очень ценят.

Поэтому, при изучении английского языка, как бы Вы не пытались прочитать транскрипцию, где-то её найти, ваши навыки чтения всё равно должны базироваться не на транскрипции, а на том, как конкретный человек произносит то или иное слово или фразу в каком-то сериале или каком-то фильме. Вы должны видеть, как он это произносит, как артикулирует, или имитировать его эмоции соответственно конкретным обстоятельствам. На это тоже никто не обращает внимания, то есть иностранцы разговаривают как биоробот Вертер в фильме «Гостья из будущего»: «аи эм нот е бой бикоз ай эм нот веаринг эни пэнтс» — с ударениями на каждом слове. Вот так пакостно и говорят почти все иностранцы, будучи абсолютно уверенными в том, что освоили нормальные навыки устной речи.

Ударение в английском языке, как и в любом другом, ставится в предложении в зависимости от ситуации. Можно сказать: Я люблю тебя, я ЛЮБЛЮ тебя, я люблю ТЕБЯ….

Просто, когда вы быстро проговариваете фразы, то перестаете понимать, что вместо «января» говорите «инваря», вместо «никогда» говорите «никада» и так далее. То есть вы начинаете очень много вещей проговаривать не совсем так, как надо. Что, опять же, справедливо как для английского языка, так и для любого другого. Та же история и со смысловыми ударениями.

Многие вещи описываются не теми словами, которые мы ожидаем… Например, «Посмотри, на кого ты похож!», то есть «Посмотри на себя!» Чтобы возникло впечатление «Посмотри, на кого ты похож» = «Как свинья измазался, когда валялся в лужах», нужно сказать с усилием и определенной интонацией. В английском варианте поставить ударение на «look»: «LOOK at you!». А «at you» искажается определенным образом… И никто этому не учит. Спасение обучающихся — дело рук самих обучающихся.

Нужно научиться нормально подражать носителям английского языка. Этому учат все мои курсы, но лучше всего – мой последний эпохальный видеокурс, который не позволяет ухудшиться ни русскому, ни английскому при чтении на двух языках. А, наоборот, превращает человека в замечательного билингвального специалиста. Или повышает уровень профессиональной квалификации синхронным переводчикам, исторически безобразно переводящим речи дипломатов.

Если наши синхронные переводчики тщательно пройдут через курс, то они, наконец-то, впервые за последние 100 лет, научатся нормально переводить с русского на английский язык и с английского на русский. Этот материал называется «Евангелие от Иоанна», и он ставит всё на свои места.

Англоязычные попытались стереть у себя все языковые следы славянского и латинского присутствия. То есть они взяли за основу 300 слов – это база английского языка – из местного иероглифического диалекта. Это базис, а надстройка (дополнительные слова) – германского и др. происхождения. Ведь потом, правда, получилось, что своих слов у скотоводов, не имеющих письменной формы языка, недостаточно, и пришлось воровать слова из других языков, но база осталась старая, древняя. И эта база – одни и те же коротенькие слова – приставки, суффиксы, корни – из которых они строят свою речь. Cтроят в вольном порядке (это тоже не преподается) то, что в других языках передается отдельными словами, окончаниями, разными частями речи и т.д.

В английском языке ничего толком нет – они просто берут старинные иероглифы, 300 штук, типа like, make, take, run, of, up, at, with и из них лепят нечто, похожее на красивую речь.





Подробнее о системе М. Шестова: http://mvest7.supremelearning.promotionalurl.com

Болевые точки Америки

Источник: http://typrishol.ru/istoriya-obshhestvo-politika/kak-ostanovit-nadvigayushhuyusya-tretyu-mirovuyu-vojnu-chto-dumayut-amerikancy.html

Американские политики знают и понимают, что Россия опасный противник и столкновение с ней будет катастрофой для Америки.

Санкционное давление на Россию усиливается, американцы не собираются останавливаться в своих попытках разрушить Россию и однажды неминуемо будет перейдена пресловутая «красная черта», которая действительно будет красной. А когда в дело вступят военные – уже ничего нельзя будет исправить.

Война действительно будет мировой по той простой причине, что массированное применение ядерного оружия в таких масштабах не даст шансов кому-либо остаться в стороне и наблюдать за происходящим с банкой попкорна на коленях.

Решится ли Путин на применение ядерного оружия?



[Spoiler (click to open)]

А у него может просто не остаться выбора, кроме как или применить, или улететь с первой ракетой в Америку. Народ у нас терпеливый, но и у этого терпенья есть предел – если уж мы пропадаем, то пропадать будем с громкой музыкой. Впрочем, разговор наш не о том, кто и как ядерное оружие применит. Как остановить надвигающееся неизбежное – третью мировую ядерную войну?

Почему мы «опасаемся», а американцы не боятся?

С одной стороны западный истеблишмент достаточно успешно пугает своё население надвигающейся русской угрозой, Путиным, грядущими российскими атаками на Прибалтику, всемирным успешным вмешательством России в дела стран, про которые некоторые россияне даже и не слышали.

НАТОвский народ возмущается, всё больше ненавидит русских (опросы показывают, что количество русофобов в странах Запада стабильно растёт), но как-то не очень опасается возможной войны. Во времена СССР десятой доли того, что сегодня пишут в западных СМИ, было бы достаточно, чтобы американцы начали массово пересекать мексиканскую границу, а европейцы организовали огромные митинги борцов за мир.

Почему сегодня им уже совсем не страшно?

Россия – это колосс на глиняных ногах. Вы это уже раньше слышали?

Я несколько лет читаю западную прессу и могу отметить общий тренд – мы (страны НАТО) экономически мощнее России в сотню раз, а потому у русских нет никакого шанса победить в войне.

Да, у России есть какое-то оружие, но мы сейчас увеличим военный бюджет и у нас такого оружия будет больше. У русских, в основном, ржавые ракеты, которые не полетят. А те, которые полетят – мы успешно собьём ещё над Россией, поскольку у американцев лучшая ПРО в мире.

Война будет лёгкой и почти весёлой. Американцам вообще не стоит волноваться.

Я, безусловно, утрирую, но общий настрой именно такой – Путин надувает щёки и пытается напугать, но сам боится ещё больше. Это, так сказать, общественное мнение.

Такое ощущение, что мир просто сходит с ума… Американцев в центре Нью-Йорка спрашиваю о том, как бы они отнеслись к нанесению ядерного удара по России и все (!) считают это правильным, поскольку русские вмешались в их американские дела. И ни у одного даже мысли не возникает, что будет с Америкой через полчаса после нанесения такого удара!

Неужели не осталось ни одного здравомыслящего человека в США?

Я совсем недавно слушал очень интересное интервью с Дмитрием Саймсом (он иммигрировал ещё из СССР, стал в США профессором, был советником Никсона и т.д. Сейчас возглавляет достаточно авторитетный «Центр национальных интересов» и издаёт серьёзный экспертный журнал. В общем, он весьма осведомлённый и далеко не последний человек в политическом мире США).

Не буду давать всё интервью, поскольку на неудобные вопросы мистер Саймс отвечает чисто по-американски – тень на плетень, а вы сами виноваты. Впрочем, его можно понять. Умному человеку достаточно сложно оправдывать поступки идиота и при этом самому не выглядеть идиотом. А ещё для бывшего гражданина СССР очень важно показывать повышенный американский патриотизм.


Что же интересного, на мой взгляд, сказал Саймс:

- Трамп не хочет идти на ухудшения отношений с Конгрессом и Сенатом, а потому будет выполнять решения народных избранников. Тем более, что сегодня Россией занимается исключительно Конгресс. Потому, санкционное давление будет продолжаться и усиливаться. Однако, Трамп будет стараться не доводить ситуацию до «красной черты»;

- Трампу сегодня политически выгодно идти на поводу у Конгресса, поскольку это снимает с него обвинения в симпатиях к России. Трамп будет поддерживать жёсткие меры в отношении России, поскольку это ему нужно для внутриполитической борьбы;

- Американский Конгресс орган коллективный, а потому конгрессмены знают, что с них никто не спросит за ошибки. Сегодня они следуют за созданным СМИ трендом на русофобию – это такая мода. Соответственно в Конгрессе идёт такое незримое соревнование – кто придумает ещё что-то эпатажное против русских, кто скажет жёстче и т.д. Конгрессмены ведут себя как лидеры мнений в соцсетях – не важно как, но набрать больше лайков (про соцсети – это мой вывод. Саймс такого про свой Конгресс сказать не мог) прямо сегодня и прямо сейчас;

- А администрации Трампа работают, в основном, реалисты. Они понимают, что в результате действий Конгресса может быть перейдена красная линия. Но, сегодня им трудно работать с конгрессменами, поскольку последние убеждены, что «Россия никогда и ни при каких условиях не применит ядерное оружие. Российский ядерный потенциал можно просто не считать» (это цитата слово в слово);
конгрессмены уверены, что Россию можно будет бесконечно душить и унижать – русские просто устанут и сдадутся;

- Американские генералы знают и понимают, что Россия опасный противник и столкновение с ней будет катастрофой для Америки. И в администрации президента понимают, что в России могут справедливо расценить санкции, как акт агрессии и начнут отвечать незеркально, но генералы держат свои мысли при себе. Сейчас не время для таких откровений;

- Нет в США политической силы, которая бы сегодня даже попыталась объяснить американцам реальную угрозу эскалации отношений с Россией, поскольку такой политик (или эксперт) будет обвинён в любви к русским и его карьера будет мгновенно уничтожена. Но, у американских демократов в Конгрессе «их боевой задор не пропорционален готовности идти на риск» и как только возникла угроза того, что возможно одна северокорейская ракета долетит до континентальной Америки — в Конгресс быстро внесли предложение ограничить Трампа, как верховного главнокомандующего, по применению силы против Северной Кореи, а тем более запретить ему наносить по Корее ядерные удары. Сейчас конгрессмены уверены, что Россия будет вести себя под санкциями послушно и соблюдать европейские ценности, т.е. при любых условиях не применит ядерное оружие. Поэтому можно давить дальше. А Северную Корею даже с её одной ракетой Конгресс панически боится;
россияне должны с пониманием отнестись к тому, что в США сейчас этап «политической паранойи» и не делать резких ответных шагов, которые могут повлиять на внутриполитическую ситуацию в США. Дружеских отношений между США и Россией ещё долго не будет, но политическая паранойя не может быть вечной. Россиянам нужно потерпеть во имя будущего партнёрства с великой Америкой.

Вот такое экспертное мнение от американского реалиста, которого в Америке слушать и слышать не хотят.

Из всего выше сказанного я могу сделать следующие выводы:

1. В ближайшие десятки лет ни о каком улучшении отношений с США не может быть и речи. Американские политики сейчас наломают дров, но традиционно никто не захочет в этом признаваться, а тем более посыпать голову пеплом. Так было после Ирака, Афганистана, Ливии и т.д. Да, были не правы, но ни шагу назад. Америке можно всё;

2. Американцы будут давить на Россию до того момента, пока Россия их не остановит. И эта «точка» остановки и будет определять уровень отношений между странами на ближайшие десятилетия. Чем больше мы им сегодня позволим, тем хуже будут жить завтра наши дети. Их санкции реально подрывают российскую экономику. И чем дальше, тем больше потребуется средств и времени, чтобы обнулить последствия этих санкций;

3. В своей истерии Конгресс вполне может договориться до превентивного ядерного удара (если не массированного, то точечного) и сегодня их никто не в состоянии остановить. Пока им в Конгрессе (а значит и рядовому американцу) не станет реально страшно – они не остановятся.

А потому, хватит обещать подумать над ответными мерами, которые будут незеркальными и очень болезненными. Пора уже эти меры принимать. У России действительно мало возможностей полноценно участвовать в экономической войне со всем Западным миром.

Но у этого мира сейчас много болевых точек. Нужно вспомнить опыт Советского Союза. У американцев в настоящее время сложная ситуация в Афганистане – можно не стесняться и помочь «повстанцам» против американской оккупации. Есть ещё Ливия и Ирак. Северная Корея страдает под санкциями. Беженцы в Европе… И им нужно как-то помочь в борьбе за их права. Особенно в странах, которые выступают за ужесточение санкций.

Нас регулярно обвиняют в газовом шантаже. Пора уже этим шантажом заняться. И лучше вразумлять политиков перед началом отопительного сезона.

Есть у меня ещё с пару десятков предложений, от которых цивилизованные мировые лидеры взовьются выше своего полосатого флага.

И не нужно думать, что ответные действия России ухудшат отношения с США. Они скорее остановят шаловливых конгрессменов, которые сейчас с ума сходят, чтобы ещё что-то придумать.

И самое главное – хватит называть их «партнёрами». США уже объявили Россию врагом. Нужно внести изменения в Военную доктрину РФ и назвать США основным противником, т.е. врагом. Без всяких политесов. Определить, что экономические санкции против РФ могут быть расценены, как объявление горячей войны. И Россия оставляет за собой право в ответ на такие действия нанести превентивный ядерный удар (массированный или точечный). Пусть думают, какие санкции могут спровоцировать войну. Чтобы у мистеров было больше ответственности при принятии решений.

И это не должны быть только слова – нужны соответствующие действия. Американцы сейчас нарушают практически все договора по ограничению вооружений, по размещению войск в Европе, по РСМД. И ещё пугают, что выйдут из всех этих договоров. Не нужно ждать – выдвинуть ультиматум по базам в Европе и в случае его невыполнения самим выйти из договоров. Сейчас их только Россия выполняет, потому хуже не будет. А рядовым американцам и особенно европейцам – подарок к выборам.

Если не будет возвращена российская дипсобственность и не будут сняты санкции с российского посла в США – разорвать дипломатические отношения. Зачем нам отношения, которых реально нет? Чтобы либералам, которые в Америке курсы разные проходят, визы было удобно оформлять?

Нужно создавать им проблемы, тогда им будет не до России и не до мировой гегемонии.

Сейчас отвечать жёстко. Настолько жёстко, чтобы в Америке вспомнили, что у России ядерное оружие есть, а терпенье практически кончилось. Это единственный реальный шанс избежать ядерной войны. Всё остальное – это уже предательство.

"Это вам за пацанов!"

Источник: http://rusvesna.su/news/1518372350

Помянем, друзья. Сегодня 9 дней, как лётчик майор Роман Филипов ушёл в бессмертие.

3 февраля 2018 г. вторая командировка в Сирию подходила к концу. Совершено 80 боевых вылетов. Уже скоро должна была состояться встреча с любимой женой и 4-летней дочуркой. Впереди учёба в Военно-воздушной академии. Документы для поступления в неё были уже почти готовы…

Мог ли он тогда, отправляясь на очередной боевой вылет, предполагать, что этот вылет станет для него последним. Что уже всего лишь несколько дней его, Героя России, будут провожать в последний путь десятки тысяч людей и оплакивать вся страна, а его именем будут называть школы и улицы российских городов…

Кто-то скупо и чётко
Отсчитал нам часы
Нашей жизни короткой,
Как бетон полосы…


Владимир Высоцкий

[Spoiler (click to open)]



Он был непобедимым Воином своего Отечества и ушёл, смертию смерть поправ, непобеждённым, напомнив всем нам, что Долг, Честь и Родина по-прежнему превыше всего.

Патруль воздушный над Идлибом
Не поднимался до небес;
Ведущим был Роман Филипов,
Майор российских ВКС.

Ему не требовались путли,
Чтобы проверить, не спеша,
Деэскалацию блюдут ли
Головорезы США.

Не ведал он, что миг лансады
Уже упущен, смерть близка,
Что хитрый ворог из засады
Навел на СУ ПЗРК.

Война не знает этикета.
Кипел Роман, себя казня,
Когда нежданная ракета
Вдруг подожгла его коня.

Крылатый друг в горящий штопор
Пошел, теряя высоту
И впав всецело в гиблый сопор,
В котором гасят и мечту.

А у Романа нет инсульта,
Но есть упрямый реактанс,
И вскоре шумно катапульта
Дает ему последний шанс.

Белеет купол парашюта
Над поселеньем Телль-Дебес:
Летит в свой ад в душевной смуте
Пилот российских ВКС.

Иного не было искуса —
В него стреляли дикари,
Крича истошно: «Сбили руса!
Живьем его к нам в ясыри!».

Но, одурманенная воем,
Узнала стая жалких мух,
И что такое русский воин,
И что такое русский дух.

Филипов, раненный при спуске,
Открыл по варварам огонь,
Во временном пространства сгустке
На жизнь свою не клянча бронь.

Стрелял сначала без осечки
И террориста уложил,
Но вдруг заклинивает стечкин —
И нет спасенья от горилл.

Обойму третью заряжает
Злом окруженный офицер
И метким выстрелом сражает
Того, кого нашел прицел.

А супостаты всё сплоченней,
До них уже рукой подать,
И понимает обреченный,
Одна осталась благодать —

Взорвать себя и попытаться
Забрать с собой еще врагов…
И прозвучало мощно, вкратце:
«А это вам за пацанов!».

Боевики сгустились роем,
И было времени в обрез…
Рванул чеку и пал героем
Солдат российских ВКС!

Но он успел за те мгновенья
До взрыва вспомнить всех своих
И с легкой грустью сожаленья
Проститься с ними в снах былых.

И видел он, его ведомый,
Кому приказ был уходить,
Стремился бить врага весомо
И командира защитить.

Но твердо рок неумолимый
Своё решение изрёк,
Оставив нам неисцелимый
Рубец, похожий на упрёк.

Скорбят Воронеж и Приморье,
И Краснодар, и Сахалин,
И все российские подворья
О том, кто вышел из былин,

Кто доказал, не ставший гнуться,
В кольце шайтанами зажат,
Сыны России не сдаются
И перед смертью не дрожат.

Бахтиёр Ирмухамедов.

Так, давайте, сегодня на 9 день помянем русского Воина Романа, отдавшего жизнь за Родину.

#ЭтоВамзаПацанов



Памяти лётчика Романа Филипова, героически погибшего в Сирии 3 февраля 2018г. посвящается. В клипе использованы видеоматериалы о боевой работе в Сирии штурмовиков Су-25 снятые телеканалом "Звезда". Прозвучала песня Николая Анисимова "Я - лётчик". Приведены стихи Сергея Ефимова "Последние секунды".



#Нью-#Йоркская #Академия #социально-#педагогической и #физической #реабилитации #Михаила #Шестова

Источник: http://supremelearning.ru/uvidet-anglijskij-i-zhit

«My grandma said that English is difficult and for intelligent people only!»

Что ждёт тех, кто покидает свою страну в поисках лучшей доли, длительной работы или путешествий?
Длительное проживание за рубежом всегда «выворачивает наизнанку».


Мало кто осознает, что переезд в чужую страну, - это почти всегда падение уровня социального статуса, а незнание языка страны пребывания отбросит ещё ниже. Без хорошего знания языка можно претендовать только на низкооплачиваемую работу в качестве обслуживающего персонала.



[Spoiler (click to open)]

Если мышление было негативным на родине, то от пересечения границы оно не изменится. Куда бы мы не поехали, мы берём с собой себя. Тот, кто рассматривает переезд как способ безболезненно решить разом все свои проблемы, потерпит фиаско.

Переезд, - очень сильный стресс, это всегда перерождение и самая важная его часть, - это освоение другого языка. Неспособность освоить язык на хорошем уровне является корнем почти всех причин возвращения обратно.

Человек попадает в совершенно новые для него обстоятельства: другой мир, другие люди, другие ценности, другой взгляд на жизнь. Но, самое основное, - это другой язык, который и определяет все вокруг. Ведь другой язык, - это и есть другой мир.

Довольно часто, человек, подсознательно пытается скрыться от всего «другого», сбегая в «русское гетто»: начинает общаться и жить среди русскоговорящих, искусственно создавая себе потерянную «зону комфорта».
И, как следствие, словарный запас не расширяется, ты не понимаешь местных жителей, а они тебя, переспрашиваете друг друга по несколько раз, пытаясь повышенным тоном и жестами компенсировать неспособность общаться.

Освоение языка - это длительный процесс и глупо рассчитывать, что вот мы приехали в Британию, Америку, Австралию или Новую Зеландию и через пару месяцев свободно заговорили по-английски. При благоприятных условиях мы сможем через несколько месяцев общаться на бытовые темы. Но мы не сможем успешно пройти интервью и устроиться на работу без свободного владения языком.

Это, такая «святая простота», то есть, глупость, считать, что без свободного владения языком перед нами «откроются все двери». Нас всегда будут считать «чужими», да и чувствовать мы себя будем также.

В другой стране, кроме всего прочего, нас ждёт «культурный шок» и тяжёлый труд.
И тут каждый выбирает сам, что ему делать: осваивать язык, искать работу, идти по карьерной лестнице или искать социальную помощь и пособие. И через несколько лет люди из этих групп сильно различаются друг от друга по условиям жизни. Те, кто не достиг чего-то, часто не берут на себя ответственность и транслируют чувство вины на всё и вся вокруг.

Представьте, что вы владелец бизнеса или менеджер в России и к вам пришел хороший специалист, например из Узбекистана или Киргизии, который говорит по-русски как Равшан и Джамшут. Насколько он хорош, чтобы дополнительно нанимать ему переводчиков и помощников?
Мы даже на родном языке не всегда понимаем сразу, что именно хочет собеседник. От того, что мы свободно не владеем языком страны пребывания, не то, что работу хорошую нереально будет найти, но ещё будет масса дополнительных бытовых проблем.

Чтобы иметь достойную работу в стране пребывания, придется подтвердить полученный нами диплом, пройти тестирование, экзамен по языку и переаттестацию. Язык должен «отскакивать от зубов».
Без знания английского языка человека не возьмут даже для работы на ферме на выкапывание картофеля.

А неграмотный работник ж/д узла, не разобрав команды диспетчера, может перевести стрелки не в том направлении, что приведёт к катастрофе и человеческим жертвам. И это не выдумки, а суровая реальность…

25 января 1990 года слабое знание английского языка сыграло ключевую роль в катастрофе, происшедшей в США. Аварию потерпел самолет "Боинг-707" колумбийской авиакомпании Avianca. Погибли 73 человека из 158 находившихся на борту, остальные были серьезно покалечены. Одной из причин комиссия по расследованию назвала неспособность экипажа языковыми средствами сообщить диспетчеру о малом остатке топлива.
В другом случае марокканский грузчик, который загружал багаж в самолет, не смог прочитать надлежащие инструкции по фиксации двери багажного отделения из-за незнания английского и турецкого языков. У самолета Turkish Airlines (рейс 981) на высоте трех километров сорвало защелку грузовой двери. Это привело к взрывной декомпрессии, и самолет врезался в лес в предместьях французского города Эрменонвиль – 346 погибших.



Мы хотим жить в стране пребывания на хорошем уровне? Тогда мы должны быть лучше местных во всём: нужно говорить лучше, демонстрируя свободное владение речью и работать лучше. Таких людей мало и среди «аборигенов» и они всегда нарасхват.

Грамотная речь лучше любого диплома производит неизгладимое впечатление.

Человек, не говорящий на хорошем английском, для американца с высшим образованием и годовым окладом от $100 000 в год всегда будет смешной говорящей обезьянкой, а для менее состоятельного, - негодяем и конкурентом, который нелегально трудится за копейки и не даёт ему получать нормальную зарплату.

И пусть вас не вводят в заблуждение их улыбки, - без хорошего английского человек так и останется в низах. Люди, безропотно выполняющие грязную и низкооплачиваемую работу именно для этого и нужны обществу. Пока будут необходимы «чернорабочие» и секс-услуги, до тех пор «местные» с фарфоровыми улыбками и будут терпеть мигрантов.

Любой человек, говорящий косноязычно, неграмотно, неразборчиво даже на родном языке подсознательно воспринимается окружающими как умственно отсталый. Именно так иностранец и будет воспринимать приезжего, не владеющего языком.

7 февраля 2018 г. турецкий министр Ахмет Арслан выступал в центре науки и техники в Анкаре. «Ведущим» этого мероприятия был робот Sanbot, который несколько раз перебил министра, пытаясь заставить его говорить медленнее. «Говори медленнее. Я не понимаю, что ты сказал. О чем ты говоришь?», - цитирует «Hurriyet» реплики робота (“Speak slowly, I do not understand what you said. What are you talking about?”).

http://www.hurriyetdailynews.com/robot-silenced-for-interrupting-turkish-ministers-speech-in-ankara-126867

То ли министр невнятно произносил слова, то ли говорил слишком быстро, но у робота отключили микрофон, а по окончании мероприятия он был перепрограммирован.

Думается, если бы нечто подобное могло происходить в случаях неграмотной речи, то «нарушители» быстро бы освоили язык.

Но, даже, если бы это было возможно, результат освоения английского языка всё равно был бы удручающим. Мы же говорим об устном языке. А ведь даже за рубежом никто не ставит произношение, без которого любая коммуникация становится возможной только на уровне письменной речи или жестами. Человек, который не освоил правильную устную речь, может общаться только как глухонемой: записками или знаками.

Что говорят сами носители о своём языке?

https://www.oxford-royale.co.uk/articles/learning-english-hard.html

One of the reasons why English is known for being difficult is because it’s full of contradictions.
One of the hardest things about English is that although there are rules, there are lots of exceptions to those rules – so just when you think you’ve got to grips with a rule, something comes along to shatter what you thought you knew by contradicting it.
So learning English isn’t just a question of learning the rules – it’s about learning the many exceptions to the rules. The numerous exceptions make it difficult to apply existing knowledge and use the same principle with a new word, so it’s harder to make quick progress.
As if the spelling wasn’t hard enough, English pronunciation is the cause of much confusion among those trying to learn English. Some words are very low on vowels, such as the word “strengths”, which is hard to say when you’re not accustomed to English pronunciation. What’s more, words that end in the same combination of letters aren’t necessarily pronounced in the same way.

https://www.quora.com/Why-is-it-so-hard-to-learn-English

Bill Drake, BS English & Anthropology, Dickinson College.
English is not an easy language, but how you approach learning to read, speak and write English can make it either difficult or enjoyable. When you ask why it is “so hard”, I sense that you have not yet found a way to make it enjoyable. It may be that you are treating it as a task, which makes learning something to be judged as a success or a failure. Is there a way that you can integrate learning English with something that you enjoy doing?
However, the principle that I am suggesting is that you find a way to integrate learning English with doing something that you find enjoyable, rather than approaching it as a task at which you either succeed or fail. And by the way, I am a native English speaker and have been a published writer for almost 50 years, and I still make spelling and grammar mistakes - and my Spanish and French makes my friends who speak those languages laugh at me (although their English isn’t always perfect either).

Puneet Biseria
I will try to explain why it is so hard to learn English, but I will concentrate only on Indian students and the Indian education system.
This is also a part of my Ph.D.
The FIRST reason is we do not have a sufficient amount of good and trained English teachers.
Most of the teachers in India do not have TEACHING aptitude.
Most of the teachers do not know sufficient English, to teach sufficiently.
Most of the teachers are not adequately trained to teach effectively.Here is the link….

Joel Dyess
English is very idiomatic, allowing speech to be a colorful poetic and sometimes humorous adventure.
All these things make English difficult to learn and master. And native speakers can distinguish how well you know the language and how proficient you are speaking just from a few brief sentences.
You will say things that to native speakers will make no sense. You will say things that will make people laugh or look at you perplexed.

Garrick Nehls, Curriculum Developer & Teacher of Business English
Because it is such a weird and messy language.
English grammar rules have so many exceptions and irregularities.
Words have so many synonyms. (big, large, enormous, humongous, huge, monstrous, vast, gigantic, massive...)
Each synonym has its own level of formality and connotation.
Prepositions do not have a distinct meaning.
There are right and wrong word partnerships. (fast car = correct. quick car = wrong)
We do not pronounce the way we spell. (ex: tongue, though, tough)
Idioms and phrasal verbs do not follow the literal meaning of the words.(ex: throw up, figure out).
Most people who grow up speaking English can't even explain their own grammar. Yet, because it is so crazy and confusing, it's so much fun to learn.

Jaryn Capek, Tireless World Wanderer
I can answer like this. I hear this question from my students almost everyday. I hear them saying: «My grandma said that English is difficult and for intelligent people only!»

Suri Do
It is difficult to reply if you don’t understand what they are saying.
It can be difficult to pronounce English words. When speaking English, you have to consider not just word pronunciation but the connections between the words in the sentence. Rhythm and intonation of the sentence are other difficult things.
Sometimes it is difficult to say what you are thinking because you are missing two or three important vocabulary words.

Joshuwa Proctor, Corporate Information Technology at Jeld-Wen
Another defining characteristic of English, at least in terms of being able to read or write it, is that we often also have silent letters. Not every letter is pronounced as part of speaking it. This can be confusing for those folks who are only beginning to learn English, particularly if you’re trying to learn the language on your own.

Richard P. Morrall, former Teacher, Librarian, Coach retired.
If, after twelve years of education in English, freshmen in college still have to take a remedial English class before they can take their first college-level English class, one can imagine the difficulty for a new English learner.

David Cotton, Trainer, author, musician, hypnotherapist
English spelling is a nightmare. Where many languages are largely phonetic - you know how to pronounce a word from its spelling - English is not. I can think of nine different ways to pronounce the letters 'ough' according to the word in which you find them.
Most native speakers do not speak with grammatical precision, so what you hear will not reflect what you learnt.

Paul Larkin, studied at University of London
Great question. Even the English find it hard to learn. Because it is such an old language, there have been many variations on verb tenses, grammar structures etc. Plus many scholars have studied and changed its structure and vocabulary. I feel your pain...

Stewart King, Teacher
Because it’s an amalgamation of a number of languages; takes its spelling and pronunciation rules from all of them then adds some words from many more. Then it allows you to change nouns into verbs, verbs into adjectives, adjectives into nouns, all without the necessity of bothering with genders and with minimal conjugation if any at all. Or, you can coin new words if you’re so moved.

Richard A Schulman, teacher of English as a foreign language specializing in guiding Spanish speaker
English language resources are vast. Phrasal verbs multiply its creativity but are very confusing to learners. «to make up» has many meanings according to the surrounding context. Change the preposition (or adverb) partical and the meaning changes radically. «To make of» may mean to interpret, for example, «to make over», «to make out» are some others.
Phrasal verbs may be invented during conversation. «You mean you just flashed away our money in a minute?», she screamed hysterically. 'to flash away' is not really a standard phrasal verb, but may communicate very well what the speaker intends.

Crystal Rice, BA English, Howard Payne University
English is one of the most difficult languages to learn because we take bits of grammar and pronunciation and such from other languages which means we have several exceptions to every rule of grammar.

Страшно?

Вы спросите, а как же все остальные научились разговаривать на английском?
Прежде всего, нужно понять, что уровень этих «всех научившихся» совершенно разный, от «I am Russian robot» до приличного. И тех, кто имеет плохое произношение, большинство.

Те, кто имел природную склонность к языкам, мог «влезть в шкуру» другого, умел сопереживать, играть как на сцене, эти люди разговаривают на необходимом уровне для получения более приличной работы.
Все остальные «махнули на себя рукой» и продолжили разговаривать на псевдоанглийском как Равшан и Джамшут.

Именно «для неспособных взрослых» судьба подарила нам Михаила Шестова, который разработал свой единственный в своём роде метод обучения любого человека произношению на английском языке на очень хорошем уровне.

Благодаря М. Шестову, мы знаем, что человек сможет услышать слово, если он сначала научится это слово правильно произносить.

Мы можем видеть, слышать, воспринимать лишь то, что есть в нас самих, ибо мы воспринимаем мир собою.

Человек не сможет увидеть даже цвет, если предварительно не получит его описание в детстве.

Индейцы не смогли увидеть корабли Колумба, так как не имели в своём разуме представления о том, что подобное может существовать. Они видели лишь рябь на воде от кораблей, но самих кораблей не видели.
Мы верим не в то, что видим, а мы видим лишь то, во что верим.

М. Шестов уже давно находится вне территорий и государств. Получив за свои достижения вид на жительство в США и Дании, постоянно проживая в Америке и обучая лично и дистанционно, он также проводит выездные очные мастер-классы длительностью от 10 до 20 дней в городах России, Новой Зеландии, Киеве, Минске...

Поэтому у всех нас есть уникальная возможность «увидеть» английский с рекордсменом Книги рекордов Гиннесса Михаилом Шестовым.



И меня тоже вылечат?

Источник: https://foma.ru/i-menya-tozhe-vyilechat.html

- Знаете, почему сейчас столько душевнобольных?
— Ну, наверное, жизнь такая пошла — тяжелая.
— Нет, просто врачей, которые ставят диагнозы, теперь больше.


Как ни странно, этот анекдот довольно точно передает христианский взгляд на душевное здоровье. Но, конечно же, не в том смысле, будто врачи безответственно относятся к диагностике. А в том, что душа человека после эдемской катастрофы оказалась серьезно повреждена, и последствия этой травмы каждый из нас несет в себе всю жизнь. С этого, пожалуй, и стоит начать разговор о ловушках, которые XXI век ставит для души современного человека.



[Spoiler (click to open)]

Зло опознано, однако…

Хотя такой разговор давно уже начат и без нас. Редкое СМИ не писало или не говорило о том, как травмируют психику современного человека новые реалии, вошедшие в нашу жизнь за последние годы. Тут и сверхактивный ритм жизни, вгоняющий человека в состояние непрерывного стресса, и интернет-зависимость, и желание соответствовать тем критериям успеха, которые непрерывно вдалбливают в его сознание реклама и многочисленные телешоу, и культ потребления в виде шопоголизма, или бесконечного стремления завладеть новыми смартфонами, автомобилями, и вообще — «всем самым модным в этом сезоне».

Информации об угрозах душевному здоровью сегодня более чем достаточно. И рецепт, распространяемый СМИ тут, как правило, незатейлив и прост: «Прочти то, что мы тебе предлагаем, и делай, как написано. Осознай проблему, убери ее из своей жизни — и будешь здоров».

Однако каждый из нас знает, что на практике всё получается совсем не так гладко, а чаще всего — не получается вовсе. Ну, например, кто из активных пользователей социальных сетей еще не осознал, что это тоже вполне реальная зависимость, сродни табачной или алкогольной? Огромное множество людей на собственном опыте убедились, что «зависание» в том же «Фейсбуке» или «Вконтакте» действует на их душевную жизнь неблагоприятно. Они вполне искренне желали бы прекратить эту практику, но, увы, продолжают день за днем часами сидеть в соцсетях, с нотками обреченности публикуя на своих страничках в том же ФБ реплики о том, что социальные сети — зло.

Возникает странная ситуация: зло опознано, его разрушительность для здоровья души не вызывает сомнений, желание избавиться от этой проблемы налицо. Но при этом человек почему-то остается ровно там же, где и был до осознания своей зависимости, плюсуя к одной беде другую — горькое чувство собственного бессилия против очевидного зла.

А СМИ тем временем предлагает ему все новые и новые порции рецептов по борьбе с интернет-зависимостью, шопоголизмом, и другими «душевными расстройствами века».

Причина бесполезности этих рецептов достаточно проста: они предполагают, что человек изначально здоров душою, и надо только чуть-чуть его подправить там, где он подвергает себя опасности. Но с точки зрения не популярной, а научной психологии ситуация выглядит куда печальней.

Нет здоровых, есть недообследованные

Врачи шутят: нет здоровых людей, есть недообследованные. Как и во всякой шутке, здесь есть лишь доля шутки. Если говорить о душевном здоровье, то идеально здоровый в психическом отношении человек — это очень условное понятие.

В реальности же каждый человек еще с раннего детства (а иногда даже с внутриутробного периода развития) обладает своим индивидуальным набором психологических проблем.

Такой набор впоследствии будет обрастать все новыми и новыми подробностями, видоизменяться, дополняться особенностями, свойственными каждому возрасту. Эти проблемы могут не достигать критических значений, за которыми начинается собственно психическая болезнь или расстройство. Но предпосылки к ним присутствуют в каждом из нас, и игнорировать этот факт было бы крайне неразумно.

К слову сказать, такой взгляд на человеческую психику вполне согласуется с православным учением о человеке. Так, преподобный Симеон Новый Богослов пишет об этой поврежденности нашей психической жизни: «Со времени преступления Адамова растлились все природные силы человеческого естества, то есть ум, память, воображение, воля, чувство, которые все совмещаются в частях души… Растлились, но не уничтожились. Почему человек может умствовать, но не может умствовать правильно; может действовать, но действовать неразумно. По сей причине всё, что он думает и придумывает, что загадывает и предпринимает, к чему сочувствует и от чего отвращается, все это криво, косо, ошибочно».

Эта поврежденность человеческой души грехом является, если так можно выразиться, наследственной болезнью, которой со времен Адама страдает всё человечество, независимо от того, какое столетие на дворе.

Я хочу, чтоб меня любили

Значит ли это, что разговор о психологических угрозах XXI века не имеет смысла? Конечно же нет. Да, поврежденность человеческой природы проявляла себя во все времена, однако каждая эпоха создавала наиболее благоприятную почву для совершенно определенных психических отклонений.

И если говорить о современности, то одной из основных ее примет можно назвать появление у человека потребностей, которые не являются естественными, но при этом также не являются и следствием какого-либо органического или психического заболевания, хотя и поддаются психологическому объяснению. Говоря проще, это некие «вывихи» в душевной жизни человека, которые в большей или меньшей степени осложняют его жизнь.

Именно эти, и так уже расшатанные, наши душевные свойства оказались главной мишенью всех напастей, которые обрушились на человечество в XXI веке. В психологии такие потребности называются невротическими. Многие люди чувствуют их в себе, понимают, что их жизнь отравлена какой-то обидной несообразностью, не позволяющей ощутить себя счастливым и свободным человеком. Однако при этом они считают их частью своей личности и могут даже дорожить ими. Но такие потребности — безусловное отклонение в сторону нездоровья. Поэтому, даже простое осознание этого факта может стать для кого-то открытием, способным помочь сдвинуть ситуацию с мертвой точки, и для начала хотя бы прекратить с трепетом относиться к этим своим душевным вывихам.

Причина всех невротических потребностей заключается в одном печально известном явлении, которое на обыденном языке принято называть недолюбленностью. То есть в детстве человек не получил достаточного количества любви. Вместо колыбельных песен он слышал крик и брань ссорящихся родителей, вместо ласки и поцелуев получал шлепки и грубые окрики, вместо совместной игры с мамой — гнетущее одиночество… Перечислять эти печальные вещи можно долго, но, наверное, каждый из нас знает, о чем тут идет речь.

Все это формирует у человека тотальную неуверенность в том, что он вообще достоин любви. И со временем он создает в воображении некий идеальный образ самого себя — прекрасного, сильного, умного, решительного. И, безусловно, заслуживающего любви и признания. А вот себя, реального, он совсем не любит, даже презирает, и всё время сравнивает с портретом, который нарисовала ему собственная фантазия. Понятно, что рядом с этим фантомом он всегда обречен на сокрушительный проигрыш. И потому столь важной становится для него реакция окружающих, потому так стремится он увидеть или почувствовать, что для них он тоже — хороший, красивый, сильный, ничуть не хуже того, придуманного. И в таком вот растрепанном состоянии у человека проходит порой вся жизнь…



Именно недостаток любви в детстве и желание компенсировать его в зрелом возрасте делают душу уязвимой для опасностей, столь щедро раскиданных двадцать первым веком на нашем жизненном пути.

Однако мы не будем предлагать здесь обычных «глянцевых» рецептов по душевному самооздоровлению. Мы лишь попытаемся дать читателю некое «зеркало», в которое можно будет посмотреть на себя с этой, неожиданной для многих, точки зрения.


5 ловушек XXI века

Ловушка 1: Чужой взгляд как мерило истины

Вот человек идет по улице. На вид ничем не отличается от всех прочих — джинсы, кроссовки, модная стрижка, сумка с ноутбуком через плечо… Разве только лицо чуть более напряжено. А в общем — всё как у всех. Но вот в душе у него живет не то что потребность — настоящая жажда любви и принятия его окружающими. Казалось бы, что может быть естественнее? Ведь, если разобраться, каждый из нас стремится именно к этому — любить и быть любимым.

Но на самом деле отличить невротическое стремление к любви можно по очень простому признаку: человеку жизненно важно, чтобы его любили и принимали не только близкие, но абсолютно все люди, с которыми его сводит судьба — случайные прохожие на улице, продавцы в магазине, попутчики в трамвае, чиновники в госучреждениях…

Поэтому он всегда озабочен тем, что думают о нем окружающие, он, по сути, все время смотрит на себя чужими глазами. Когда он в одиночестве ждет автобус на остановке, то чувствует себя достаточно комфортно. Но стоит рядом появиться хотя бы еще одному пассажиру, человеком овладевает беспокойство. Он тут же начинает тайком проверять, не растрепал ли ветер его прическу, не сбилась ли стрелка на брюках, он вспоминает, что на левой щеке у него с утра как назло выскочил какой-то маленький прыщик, и вообще — о том, что его фигура не очень напоминает античные образцы. И совсем не важно, кем окажется этот вновь подошедший пассажир — парнем или девушкой, взрослой женщиной в очках или седым пенсионером с тросточкой. Не важно также и то, что через несколько минут он навсегда исчезнет и никогда больше не появится в твоей жизни. Важно лишь одно: как он на тебя смотрит? Достоин ли ты одобрения, на его взгляд, или выглядишь полным вахлаком (каковым и сам себя в глубине души считаешь)?

Такая потребность не мешает человеку благополучно учиться, работать, создавать семью, делать карьеру. Однако счастливой его жизнь назвать вряд ли получится. Ведь в придачу к его собственным представлениям о том, каким он должен быть, ему — и это особенно свойственно нашему XXI веку — каждый день буквально вбивают в сознание некие «эталоны» красоты через рекламу, кино, обложки глянцевых журналов. А он… Он — просто такой, какой есть. И его близкие любят его, даже не задумываясь, насколько он соответствует этим сомнительным глянцевым эталонам. Но, увы, придуманный образ оказался для него важнее реальной любви.

Ловушка 2: Тебя не надо, а ты — есть

«Ах ты, дурень безмозглый!» «Дрянь такая, да что ж ты делаешь-то?» «У-у, лошара позорный, опять накосячил!»

Знакомые реплики, не правда ли? Но это вовсе не начальник распекает нерадивого подчиненного, не мама ругает дочку за прожженное утюгом платье, и не пацаны во дворе гнобят сверстника, который допустил ошибку по их пацанскому кодексу. Такими (а бывает, и куда худшими словами) человек может по многу раз на дню ругать… самого себя. Причем — за довольно безобидные промахи, которых никто, кроме него самого, даже не заметил.

Дело в том, что у болезненного стремления к любви есть и обратная сторона, о которой мы уже упоминали, — нелюбовь к себе, порой переходящая в настоящую ненависть и презрение. Однако, как ни странно, именно эти чувства способны вывести человека на вершины успеха в карьерном росте или в творчестве. Из-за постоянного недовольства собой он все время будет стремиться стать лучше, чем он есть, совершенствоваться, приобретать новый опыт, знания и мастерство. А современный мир будет подстегивать его своими «стандартами успешности»: высшее образование любой ценой, высокооплачиваемая работа, рост по службе, счет в банке, отдых за рубежом…

Но, даже став суперначальником, звездой, кумиром и любимцем миллионов, он все равно останется в прежнем конфликте с собой и по-прежнему будет не любить себя и ругать последними словами непонятно за что. Постоянное сравнение себя с идеальным образом не оставляет человеку никаких шансов избавиться от этой зависимости, ведь нелюбовь к себе — это тоже зависимость, раз от нее не получается избавиться.

Один российский гениальный актер и режиссер, имя которого у всех на слуху, и чья игра вот уже несколько десятилетий покоряет публику своим совершенством, в одном из недавних интервью сказал о себе следующее: «Я очень, очень неуверенный в себе человек. Я даже плачу иногда от разочарования в себе, от того, что все время думаю, что меня разоблачат, какой же я неважнецкий. Я не знаю, ну как это может быть — я интересен? Не знаю… я вообще живу под лозунгом «Тебя не надо, а ты есть»…»



Наверное, лучше о нелюбви к себе не скажешь. Под этим же лозунгом живут множество людей, не только серых и забитых, но и внешне ярких, ослепительно успешных. Но вместо спокойной удовлетворенности жизнью успех приносит им лишь временное успокоение от осознания этой страшной мысли: «Тебя не надо, а ты — есть».

Ловушка 3: Ведь я этого достоин!

Редактор любого издания знает, что это такое — работать с «непризнанным гением», когда сидящий напротив тебя человек убежден, что каждая написанная им строчка — на вес золота. При этом пишет он хотя и сносно, но вполне посредственно. Однако при малейшем намеке на это может смертельно обидеться и уйти из редакции навсегда, в надежде на то, что его «гениальная» проза будет по заслугам оценена хотя бы потомками.

При всей трагикомичности подобных ситуаций, человеку с таким представлением о себе можно только посочувствовать. Внутренний конфликт между реальным и идеальным «Я» с неумолимой логикой ведет человека к высшей точке этого раскола — невротической гордости. Если говорить совсем просто — это самоуважение, основанное на воображаемых заслугах и достоинствах. Устав от постоянной нелюбви к себе, человек потихоньку начинает отождествлять себя с придуманным им же идеальным образом, вживаться в него. И, наконец, становится его рабом.

Идеальный образ превращается для него в некое чудовище Франкенштейна, ненавидящее и стремящееся уничтожить собственного создателя. Вариантов тут может быть великое множество, ибо гордиться такой человек способен чем угодно, от высочайших добродетелей до самых низменных пороков. Главное — чтобы эти черты присутствовали в его идеале. Например, есть люди, гордящиеся своей отзывчивостью, способностью жертвовать ради других своим временем, силами, средствами. Казалось бы, что же тут плохого?

А всё дело в том, что эта самоотверженность — лишь одно из качеств, которое человек приписал своему воображаемому двойнику. И действует он подобным образом вовсе не из любви к людям, а лишь ради удовлетворения своей невротической потребности — соответствовать этому фантому. Конечно, люди, которым он помог, будут совершенно справедливо благодарны ему. И польза, которую он приносит окружающим, безусловно, является для них именно пользой, а не чем-либо еще. Но вот ему самому такая жизнь вряд ли приносит радость: ведь чем больше он помогает людям, стремясь угодить своему мысленному идолу, тем дальше отстраняется от них его подлинная личность. Ну как тут не вспомнить слова апостола Павла: …И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы (1 Кор 13:3).

Пример такой страшной самоотверженности без любви показал писатель Павел Санаев в своей известной книге «Похороните меня за плинтусом», где бабушка, заботясь о внуке, живя ради него и отдавая ему себя без остатка, превратила его детство в настоящий ад.

Но можно гордиться соответствием и куда менее благородным качествам своего идеального «Я». Так, Родион Раскольников вообразил себя равным Наполеону в праве решать чужие судьбы. Ради подтверждения этому зарубил и ограбил двух пожилых женщин. И лишь после совершённого преступления вдруг понял, что реальная его личность — никакой не «Наполеон, право имеющий», а точно такая же «тварь дрожащая», как и у большинства остальных, столь презираемых им, людей. Гений Достоевского сорвал с души этого героя маску его идеального «Я». И, увидев себя настоящего, Раскольников вдруг с ужасом обнаружил, что себя он презирает точно так же, и даже еще сильнее, поскольку надежды на то, что он — иной, рассыпались в прах. Но это был XIX век, когда открытие подобных «темных комнат» в человеческой душе ее исследователи благородно стремились использовать для ее исправления.

В наши дни такое благородство оказалось изрядно разбавлено банальным стремлением к заработку. Именно эту болезненную потребность — гордиться своими придуманными достоинствами — вовсю используют сегодня в рекламе самых разнообразных товаров и услуг. «…Ведь я этого достойна», «…только для лучших», «…настоящие мужчины выбирают» — великое множество подобных призывов, словно молотом, бьют в эту болевую точку покупателя, обращаясь к его идеальному «Я», придавая этому «Я» новые черты, выковывая новые потребности. В результате несчастный человек начинает гордиться тем, что использует для бритья станки известной фирмы, потому что «…лучше для мужчины — нет», или курит сигареты определенной марки, поскольку их реклама была построена на образе «настоящего мужчины, твердо сидящего в седле».

Ловушка 4: Я исключительно исключителен!

В рассказе Чехова «Радость» коллежский регистратор Митенька Кулдаров восторженно сообщает родным, что о нем написали в газете и теперь его имя узнает вся Россия. Правда, речь в газетной заметке шла всего лишь о том, как он в пьяном виде угодил под извозчичьи сани, предварительно получив оглоблей по лбу. Но даже такая сомнительная популярность вызвала у молодого чиновника бурный восторг.

Это еще одна невротическая черта — чувство своей исключительности, заведомая уверенность в том, что ты не таков, как все прочие. Выражается она в постоянном ожидании признания этой исключительности окружающими и в твердой уверенности, что однажды наступит день, когда все вокруг вдруг осознают, что рядом с ними столько лет скромно трудился такой удивительный человек. Причем признание должно прийти как-то само по себе, без усилий с его стороны. Ну вот, просто раз — и всё! И — случилось!

Это странное чувство очень емко и лаконично было выражено в ранних песнях «Машины времени»:

…Точно так же все верят в свою исключительность,
Удивляясь, что нет подтвержденья тому.

Но, увы, удивляться тут в сущности нечему. Человек со временем привыкает к своему идеальному «Я» и попросту забывает, что сам же его и придумал. А этот, придуманный, он же — прекрасен! Он же великолепен! Не может же быть, чтобы такое совершенство осталось незамеченным!

К сожалению, существует это совершенство большей частью лишь в голове у его несчастного создателя. И разочарование в подобных ожиданиях — обычная история.

…Всё верили, что главное — придет.
Себя считали кем-то из немногих,
И ждали, что вот-вот произойдет
Счастливый поворот твоей дороги,
Судьбы твоей счастливый поворот!

…Но век наш уже будто на исходе
И скоро, без сомнения, пройдет.
А с нами ничего не происходит,
И вряд ли что-нибудь произойдет.

(А. Макаревич. Паузы)

В результате человек может точно так же, как все, учиться, работать, создавать семью, растить детей. Но всё это не радует его. Ведь он живет в постоянном ожидании какого-то решающего момента, когда всё вдруг волшебным образом изменится и наконец-то начнется жизнь, которую он для себя придумал как единственно достойную этого именования. А его настоящая жизнь в это время тихо и невозвратно проходит мимо, унося с собой радости, победы и возможности, которыми он так и не воспользовался…

Ловушка 5: Сети и их обитатели

Вот сидит человек в уютном кафе, в компании друзей. Ест вкусное мороженое, слушает приятную музыку. И вдруг хватает свой смартфон, жмет на кнопку, напряженно всматривается в загоревшийся экран. Потом кладет его обратно на стол и продолжает общаться с друзьями. Но не проходит и минуты, как он снова повторяет всю эту процедуру со смартфоном. А потом — еще раз. И еще. Пока, наконец, кто-нибудь из друзей не спросит его: «Слушай, у тебя там что, прямая линия с президентом?» Лишь после этого он, смущенно улыбнувшись, убирает телефон в карман. А дело в том, что он всего лишь… считал лайки под своей последней публикацией на «Фейсбуке».

В социальных сетях для удовлетворения невротических потребностей открывается настоящее раздолье. Чего стоит хотя бы только что упомянутая система публичных одобрений — лайков. Ведь для человека с «вывихнутым» желанием любви нет ничего более важного, чем признание. Поэтому «коллекционирование» лайков очень быстро стало любимым занятием миллионов. И пусть не возмущаются досужие аналитики безумным количеством котиков, еды и прочих мимимишных фотографий, размещаемых в соцсетях ежеминутно. Суть здесь не в самих котиках, а в том, что с их помощью автор снимка может получить максимальное количество лайков — ведь котиков и вкусную еду любят все.



Хотя с появлением фотокамер на передней панели смартфонов, более чем серьезную конкуренцию котикам составили «селфи» — разновидность автопортрета, сделанная с расстояния вытянутой руки. Правда, здесь оказался задействован уже несколько иной принцип — та самая потребность постоянно смотреть на себя чужими глазами в надежде на одобрение. И теперь ожидание вожделенных красных флажков на синем фоне заставляет людей едва ли не ежеминутно заглядывать на свои странички в Интернете: не лайкнул ли меня еще кто-нибудь?

Общение в соцсетях также оказалось великолепной возможностью для реализации тех самых болезненных ожиданий признания своей исключительности. Ведь здесь появилась, наконец, возможность спокойно говорить от лица своего идеального «Я», не боясь быть уличенным в подмене. Есть невеселая шутка, довольно точно отражающая эту ситуацию. К великому и ужасному Гудвину пришли Лев, Страшила и Железный Дровосек. Один пожаловался, что у него нет храбрости, другой — что нет ума, третий — сердца. Великий и ужасный Гудвин понимающе кивнул: «О’кей, но теперь это уже не проблема!» И… подарил дефективным просителям по ноутбуку с доступом в Интернет.

Наверное, каждый замечал такое странное явление — человек в онлайн-общении ну просто разительно отличается от себя реального. Тихий, спокойный в жизни мужчина вдруг становится в чате агрессивным и нахрапистым, скромная домашняя девушка начинает разговаривать с интонациями «роковой женщины», а уж о всевозможных подменах возраста и пола тут даже говорить не хочется. А причина всех этих разнообразных странностей кроется как раз в нелюбви людей к себе, в их болезненном желании стать не теми, кто они есть на самом деле.

О невротических потребностях можно было бы еще много чего написать — и об обидчивости, порождаемой ими, и о постоянном ожидании похвалы, и о желании делать все безупречно из боязни совершить ошибку, и о культе силы, о стремлении к подавлению других людей… Но, как говорил Козьма Прутков, нельзя объять необъятное. В одной журнальной публикации невозможно исчерпывающе раскрыть тему, о которой написано много толстых книг.

С точки зрения научной психологии все угрозы душевному здоровью в XXI веке оказались возможными потому, что человеческая душа далеко не так здорова, как об этом принято думать.

И стоит ли удивляться, что психология тут своим путем вышла ровно на те же факты, о которых Церковь говорит с момента своего возникновения.

«…Должно сказать, что весьма редкий из человеков любит себя. Большая часть людей себя ненавидит…» — эти слова святителя Игнатия (Брянчанинова) можно ставить в эпиграф ко всем современным публикациям об искаженных потребностях человека.

И причины этой беды психология по сути определяет ровно так же, как и Церковь: отсутствие любви, ее охлаждение, подмена закона любви беззаконием греха. Правда, способы преодоления этой нелюбви в Церкви и в психологии, конечно же, разные. Но любой путь всегда начинается с первого шага. И для того чтобы приступить к решению своих духовных и психологических проблем, человеку необходимо сначала хотя бы увидеть эти проблемы, осознать их, и понять, что вовсе не модернизированный мир является их причиной.

Да, современная цивилизация обрушила на нас огромное количество искушений, небывалых ранее в истории человечества. Но почва, на которой эти новые семена дают сегодня обильные всходы, стара как мир. Психологи дают ей свои имена, например, «базальная тревожность человека» — понятие, включающее в себя ощущение собственной незначительности, беспомощности, покинутости, подверженности всем опасностям огромного мира. Христианство же говорит, что все эти чувства — прямое следствие отпадения человека от своего Создателя. И до конца избавиться от них (а значит — и уберечь себя от всех современных угроз душевному здоровью) возможно, лишь восстановив эту разорванную связь с Богом.

И это не банальная церковная риторика, а вполне реальный опыт преодоления ловушек для души, которые каждый век расставляет человечеству. Просто для того чтобы воспользоваться этим опытом, нужно в него войти и хотя бы попробовать, что это такое — жить по заповедям Евангелия, как это — молиться. Потому что без таких практических шагов навстречу собственному душевному здоровью ни религия, ни психология помочь человеку не смогут.

Источник: http://rvs.su/statia/vozvrashchenie-iz-evropy-v-rossiyu-obratnaya-storona-karnavala

— Вы по программе переселения? — Да — А откуда? Пауза (Каждый раз задумываюсь, может, сказать из Молдавии, чтобы избежать продолжения... )
— Из Германии. (В этот момент в глазах собеседника вспыхивает лёгкий огонёк любопытства...) И что, ТАМ так плохо?


Смотря, что для вас хорошо. Денег там больше, дороги новые, транспорт лучше, но жить ТАМ нельзя. Приблизительно так начинаются наши разговоры последние три недели.



[Spoiler (click to open)]

Наш отъезд из Ганновера в Калининград напоминал детективную историю, вернее её кульминацию. До самого последнего момента мы никому ничего не говорили, не собирали вещи, не готовились к отъезду. В ночь перед отъездом собрали то, что собралось, и утром сели в машину. Улицы были по-воскресному пусты. Германия растворялась в холодном тумане. Для пущего драматизма в польском ночном лесу нас застала метель. Мы не спали в общей сложности двое суток. В таком состоянии ночной лес выглядит особенно живописно. До нового года оставалось две недели. У моего мужа заканчивалась виза. Нужно было успеть доехать, пересечь границу, подать заявление, сделать справки и прочие формальности. И все это за две недели. Это невероятно, но мы всё-таки смогли. Спасибо Богу, который нас хранил. Вы, наверное, думаете, зачем создавать себе такие сложности? Я бы тоже ещё совсем недавно удивилась. Попробую рассказать по порядку.

Но сначала ещё одно небольшое отступление, без которого невозможно понять, что же, по сути, происходит на Западе в целом и с нами в частности. Последнее время мир меняется настолько стремительно, что это невозможно не замечать. Но чем стремительнее он меняется, тем фанатичнее люди зарывают голову в свою домашнюю суету, повторяя как волшебную мантру: «Ничего особенного не происходит, так было всегда. Они там, наверху, поделят все и договорятся...» И с этой точки зрения ни на пядь не сдвинете ни обывателя, ни продвинутую интеллигенцию. А тем временем садишься ты обычным утром, в обычную немецкую машину, включаешь обычное радио и там тебе низкий и приятный женский голос томно сообщает, без эмоций и оценок, как это принято на Западе, объективную информацию и ничего более. «Поскольку поток эмиграции из стран Ближнего Востока, огромен, решено было поместить беженцев в бывший концентрационный лагерь. Благо помещения есть, так зачем им простаивать».

Цитата, конечно, не дословная, но смысл сохранён. Можно себя ущипнуть, но это не поможет. Можно решить проблему кардинально: не включать радио, не смотреть телевизор. В интернете полно групп по интересам. Например, в «креативном дурдоме радуга» каждый день новые приколы, смотришь, и мир снова комфортен и понятен. Но удивительный двадцать первый век может подстерегать тебя везде. Ожидая приёма у врача, можно от скуки взять со столика журнал и прочитать развернутый материал о прелестях группового секса, свободных отношениях в партнёрстве и ещё много всего интересного. И тон статьи будет настолько обыденным и бытовым, что ты даже не удивишься. Ну, подумаешь, статья. На детской площадке обычные, семейные люди, с детьми гуляют. Лучше с ними поговорить. В одном уголке немцы (если они вообще туда заходят и у них есть дети), русские в другом, а люди восточной внешности — везде.

Русские люди, понятно, разделились на тех, кто за Украину, и тех, кто в шоке. Ситуация, когда папа принципиально говорит с ребёнком на украинской мове, а мама по-русски, обычное дело. Так и живут. А что?! Ничего особенного. Зато можно вместе ругать понаехавших, с ужасом разглядывая шумный табор. А восток дело тонкое. Я как-то проходила мимо детской площадки, вдруг слышу музыку, восточную, тягучую… Играют на своих национальных инструментах в живую. Германия исчезает, и мир становится совершенно другим. Они обживают новое пространство, и кто им судья?! Но почему же наши соотечественники, живущие на Западе, в большей своей массе не замечают этого?! Да потому, что Запад делает из человека добровольного раба.

А если пряники не работают, то всегда есть кнут. И бьёт он без сантиментов, с садистским удовольствием. Кто сказал, что белый человек умнее индейца? Индейцы за стеклянные бусы потеряли континент и оказались в резервациях, а мы за жвачки, кульки с заморскими картинками и джинсы остались без страны. Добровольно. И разве сейчас по-другому? Разве футболка с миньонами не то же самое? А ведь это наш Эйзенштейн экспериментировал с бананами в Мексике, изучая воздействие на психику фаллических символов. Да что там Эйзенштейн с его университетами, миньоны сами о себе все расскажут. Страшно не то, что страшно, страшно то, что не страшно надеть футболку с миньонами. Страшно то, что до сих пор Запад для многих подобен благородному рыцарю, который приходит и приносит с собой цивилизацию, а бесконечный карнавал и ёрничанье заметут все следы. Кто знает, что скрывает маска клоуна?! А когда узнают, не будет ли поздно?! На Запад сложно попасть, многих желающих привлекает блеск мишуры, но вырваться оттуда ещё сложнее. Бесплатный сыр, как известно, в мышеловке. Двадцать лет назад, уезжая в Германию с советским паспортом, я мечтала получить европейское образование, приобщиться к мировой культуре. Узнать все то, что советское государство скрывало. А после вернутся обратно и изменить мир к лучшему.

Меня впечатляли немецкие романтики 19 века, а не фирменные джинсы и чистые туалеты. Скорее, наоборот, меня пугали эти туалеты как образ вопиющего неравенства. Мне было неловко видеть стоящего в дверях туалета человека, заглядывающего заходящим людям в глаза, и с ужасом понимать, что так смотрят бездомные собаки. Мне не понадобилось много времени, чтобы понять, что эмигранты нужны именно для того, чтобы туалеты были чистыми, а не наоборот. И поскольку нас становилось все больше, естественно, что за такое тёплое место под солнцем нужно было ещё и бороться. Не стыдно быть бедным и униженным, но невозможно жить для того, чтобы один раз войти в любой туалет, казино, магазин... и не считать бабло. Но несмотря на это понимание, мне всё-таки казалось, что где-то там, между макдональдсом и кебабом, есть та самая тихая и таинственная Германия. Все началось с шока. Мы увидели смерть полковника Каддафи, и эта смерть была настолько ужасна, что стала ключом. Она, как недостающий пазл, сложила разбитую в 90-х картину мира. И стало очень важно написать письмо полковнику, и пусть это письмо было на деревню дедушке, но лучше так, чем никак.

Мы проснулись, и как нам показалось, все поняли, и захотели поделиться знаниями с миром. Мой муж монтировал видеоряд к передаче «Мировой передел» и ссорился с теми, кого ещё недавно считал своими друзьями. В то время, он уже закончил работу над документальным фильмом о центре для людей с ограниченными способностями и искал работу, но поскольку режиссерское образование, полученное в Москве, немцев не сильно убеждало, он обратился за помощью в социальные службы, чтоб получить возможность переучится на оператора, но ему отказали. Ситуация была такова, что в свободное от поисков работы время можно было заниматься волонтёрской деятельностью. Но эти занятия продолжалось недолго. Начались непонятные звонки, к нам стали приходить странные люди. А потом, вдруг, нас вдвоём пригласили поучиться. Как в сказке все оплатили, все сделали, иди учись. Мы с мужем удивились, но не придали этому особого значения. Конечно, времени монтировать ролики не осталось, но ведь можно снять кино, которое изменит мир, и это намного лучше. Грех было отказываться от такой удачи, тем более что нашему сыну уже исполнилось три. А в Германии с трех лет ребёнок может идти в детский сад. Мы подумали и решили пойти учиться вдвоём. Нужно было только найти детский садик. И мы нашли, рядом с местом учебы. Нам рассказали, что садик этот инклюзивный и в нём нашего ребёнка подготовят к школе, а также научат понимать страдания других, помогать больным детям и ещё много важного и полезного. Заведующая была очень приятная женщина, и мы решили, что главное это человеческий фактор.



Конечно, странно, что они фотографируют и записывают все, что дети делают. Конечно, некоторые нововведения кажутся неоднозначными, но главное ведь, чтобы человек был хороший. И так мы начали учиться. Времени, естественно, не хватало даже на сон, но если бы оно было, на тот момент, мы не смогли бы понять, что происходит с детьми в Германии. Ведь, каждый день, заходя в детский сад, мы видели смеющихся детей в ярких костюмах, раскрашенных и раскрасневшихся от беготни и смеха. Позже, когда у нас возникли проблемы с ювенальной юстицией, мне пришлось с этим разбираться. Первое, что пришлось с удивлением констатировать, так это то, что, когда Джанни Родари писал о стране лжецов, он писал не сказку, а сатиру. И это был портрет капиталистического общества. Вряд ли мне в моём советском детстве пришло бы в голову, что это произведение могло бы меня защитить, впрочем, как и Чиполлино.

Отвлекаясь от темы, замечу, что, когда я читала пятилетним детям, рождённым при капитализме, о налогах на воздух, о бедности, у них были очень серьёзные лица, и они понимали, в каких местах надо смеяться. Для тех, кто ещё не в курсе, опишу инклюзивное образование и вкратце коснусь общей картины того эксперимента, который сейчас ставят на детях Европы. Самое главное это понимать, что как бы красиво не звучали речи, как бы искренни не были люди, слова не имеют в том мире значения, а иногда значат полную противоположность того, что заявлено. Второе, не менее важное знание, это то, что идеи первичны. Миром правят идеи. И не важно, чьими устами эти идеи внедряются в жизнь. Как бы мил не был человек, если он не является убежденным последователем идеи, он не сможет находиться в среде, эти идеи проповедующей. В решающий момент даже милому человеку придётся выбирать. И на карту будет поставлено его место в социуме, финансовое благополучие, его картина мира. А теперь о самих идеях. Ребёнка будут оберегать от любого давления. Его желания превыше всего. Это делается для того, чтоб он не жил навязанной ему родителями или обществом жизнью. Звучит красиво, на практике это значит, что в детском садике не будет закрытых дверей. Ребёнок будет бегать по всему садику и даже иногда без спроса выбегать на холод.

Вам расскажут, что для того, чтобы выйти, ребёнку нужно отпроситься, но трехлетний или четырёхлетний малыш может забыть, воспитательница в суете не углядеть. И придя за ребёнком, вам, возможно, придётся его искать, и возможно, он будет сидеть один, как Диоген в бочке. Так было с моим сыном. И если вы скажете, что это как-то неправильно, вам объяснят, что если ребёнок чего-то хочет, то дать ему это и есть единственно правильное. Заниматься с детьми будут тоже по их желанию. Ребёнок должен самостоятельно подойти и выбрать направление, которым он хочет заниматься. Если не выбрал, значит, не хочет, и трогать его нельзя. А то, что ребёнок может многого не знать и стесняться, а в случае с детьми двуязычными, не владеть в должной мере языком, ну или просто отвлечься, об этом в теории не сказано. Я видела в этом садике четырёхлетнюю девочку в грязном памперсе. Она спала, спрятавшись под помостом.

Её никто не трогал, наверное, чтобы избежать насилия над личностью. Также детскую психику будут защищать от грусти и страха. Это значит, что даже «Красная шапочка» может расстроить ребёнка, заставить задуматься. Все старые сказки травмируют психику. И не важно, что во взрослой жизни детям придётся сталкиваться с болезнями, смертью, предательством. Никто их к этим испытаниям не подготовит. И вам запретят. Вашему ребёнку будут читать странные книги, которые не вызывают ни радости, ни слёз. Про зверя среднего пола, непонятной породы, про двух мам, про весёлую какашку. Возможно, ваш ребёнок придёт домой и спросит в кого он вырастет в девочку или в мальчика. Так было у меня. Ребёнку будут развивать тонкую моторику и вообще все тактильные ощущения. Он будет танцевать в одежде противоположного пола и своего, со светом и без, обнимать каждого ребёнка и всех вместе и будет, несомненно, раскрепощен. В зависимости от количества денег, в садике будут устраивать карнавал. В нашем первом садике он был ежедневный. С переодеваниями и раскрашиванием лиц. Детям было весело, но мой сын целый год не мог запомнить, как кого зовут. Все, что я описывала, свойственно в большей или меньшей степени всем садикам и школам. Это общая тенденция. Инклюзия предполагает ещё объединение детей с ограниченными и обычными способностями. С точки зрения эмоциональной поддержки детей, нуждающихся в особом уходе, она была. Дети старались помочь.

Они учились не бояться, но понимать. Но с точки зрения развития, которое так необходимо в три, четыре года, это было сложнее. Дети повторяют друг за другом и перенимают модели поведения. Воспитатели не могут разорваться, им приходится находить нечто усреднённое, подходящее всем, простые песенки, простые игры... Но самое неприятное, это ежедневное наблюдение и документирование всего того, что с ребёнком происходит, того что он говорит, рисует, делает, с выводами социального работника, фотографиями и дневником малыша, в котором описываются его любимые игрушки и прочая полезная для усыновителей информация, которая легко может оказаться на столе у ювенального сотрудника. К счастью, в Германии ещё остались католические детские садики и школы, в которых присутствует все то, что нам знакомо. Но даже они не могут полностью изолироваться от общих тенденций. Я очень благодарна католическому детскому садику, который нас в буквальном смысле спас. Мой ребёнок к четырём годам не начал говорить по-немецки. Не знаю, в чем точно была причина, но он замкнулся и молчал. В детском садике испугались ответственности, так мне, по крайней мере, открытым текстом сказали.

Они утверждали, что у него серьёзные отклонения, что он не понимает речь. Я должна была пойти к психологу, которому уже всё заранее рассказали, и он направит нас куда надо. Я попробовала возразить и предложила пройти все тесты у психолога, который о моём сыне ничего не знает. Со мной очень грубо говорили и угрожали выгнать из детского сада. Я удивилась и написала заявление, что я забираю ребёнка по собственному желанию. После этого заведующая детского сада и социальный работник написали донос в ювенальную юстицию о том, что ребёнок находится в опасной для жизни ситуации, и не ходит в детский сад из-за безответственной матери. Я узнала об этом из письма, в котором меня ставили в известность, что ко мне придут с проверкой из ювенальных органов. Параллельно с этим, я нашла в ящике письмо о том, что я должна за коммунальные услуги четыре тысячи евро, и это несмотря на то, что я исправно платила каждый месяц. Я подумала, что это недоразумение, но, когда неожиданно быстро пришло голубое письмо, об отключении газа, у меня похолодело внутри.

Это отключение как раз пересекалось с приходом комиссии из социальных служб. Мне нужно было срочно найти хотя бы тысячу, что в Германии, не имея работы невозможно. Ни один банк не даст кредит. А мы учились. Я обратилась за помощью, мне не отказывали, но тянули время. Мне помогли родные, что тоже не само собой разумеющееся на Западе. Мы искали возможность переехать в Россию, но к сожалению, это очень непросто. В Гамбургском отделении Российского консульства, куда мы подавали документы по программе переселения соотечественников, нас фактически отговаривали, объясняя, какая ужасная страна Россия, и как мы там никому не нужны. А потом без всяких объяснений, без письменного уведомления, в телефонном разговоре сообщили, что нам отказали. Мы записывались два раза на приём, чтобы узнать, в чём была причина отказа и есть ли у нас шанс попробовать ещё раз, все ли мы сделали правильно?!

Но консул два раза неожиданно заболел. Естественно, мы об этом узнали, проделав путь из Ганновера в Гамбург и отстояв очередь. Когда пришла проверка, в квартире было тепло. Меня поставили на учёт и предложили подписать бумагу, в которой я разрешала собирать всю информацию о ребёнке. Меня предупредили, что я могу отказаться, но информацию они соберут и без моего разрешения, поскольку в доносе стоит, что жизнь ребёнка в опасности, а если я не подпишу, это значит, что не сотрудничаю и что-то скрываю. Невозможно описать, через что пришлось пройти. Нам повезло, ребёнок хорошо прошёл все тесты. Врачи подтвердили, что он всё понимает и говорит на двух языках, но у него в немецком маленький словарный запас. Его развитие в норме и никаких психических травм нет. Нас пожалели и взяли в католический детский сад, несмотря на то, что очередь занимают за три года и всё равно не всем везёт туда попасть.

По немецким законам последний год перед школой ребёнок должен ходить в сад, в противном случае это уголовно наказуемо. Мы прожили почти два года под пристальным наблюдением, посещениями психолога и т. п. За это время я поседела, познакомилась со многими людьми, которые, так же как и я, столкнулись с ювенальными службами. Они рассказывали мне вопиющие случаи и объясняли, как нужно себя вести, чтоб выглядеть адекватно и позитивно. О том, что мне, чтобы не случилось, нельзя плакать, кричать, слишком обнимать ребёнка. Нужно улыбаться и вести приятный светский разговор. Люди, не имевшие дел с этими органами, даже родные, не верили мне, смотрели подозрительно, сомневаясь в моей адекватности. И я перестала, как и многие, об этом говорить. Но ещё страшнее было осознание, что даже если ребёнка не заберут физически, исполняя все предписания, я потеряю его душу. К началу 2016 учебного года в Ганновере все образование стало инклюзивным, и подготовительных классов для детей, которым ещё необходимо подучить язык, не стало. Все дети, со знанием и без знания языка, с физическими и психическими отклонениями, были собраны вместе. Мы жили в обычном, не самом плохом районе. До центра города десять минут. В нашем классе аутентичных немецких детей было всего три человека. Об интеграции в немецкую среду не могло быть и речи. Зато сексуальное просвещение начиналось со второго класса. Классы были оформлены в свободной манере. Дети сидели за круглыми столами, лицом друг к другу и спиной к учителю. Уроков как таковых не было.

Дети занимались чем-то пока им не надоедало и они начинали шуметь. Это было признаком усталости и требовало смены деятельности. Правда, шум полностью никогда не прекращался, так что я точно не знаю, как учителя эту проблему решали. Поскольку такая атмосфера не способствует концентрации внимания и не даёт формироваться мышлению, дети два года должны учить алфавит. Год они учатся прибавлять и отнимать в пределах 20. Оценок им не ставят, пишут они на слух, ошибки им не исправляют, чтобы их не травмировать. Родителям в школу заходить нельзя, даже во двор. Учебники домой брать не рекомендуют. Домашнее задание, кому-то могло бы показаться сложными, на самом деле они были нацелены на то, чтобы ребёнок научился быстро различать закономерности, и тем самым повысить его способность интуитивно и быстро ориентироваться в виртуальном мире.

Психология успешного человека. Это раздутое на пустом месте чувство собственной важности. Индивидуализм. Законное право не напрягаться и делать только то, что легко даётся. Работа в команде научит быть винтиком в системе, точно выполнять инструкции, знать своё место.

Вот, собственно, и всё, если не вспоминать о «туалетной полиции». Четвероклассники не должны были пускать первоклашек, второклашек и третьеклашек на переменах в туалет. Что-то такое в предыдущие года происходило, что решили туалеты на перемены закрывать. В туалет можно пойти только во время урока, отпросившись. Понятно, что сразу случалось с первоклашками по приходу в школу. Такие вот европейские новшества. А потом дети сталкивались со своими турецкими, афганскими, сирийскими сверстниками. Пока немецкие психологи красили мальчикам ногти, приезжие мальчики дрались и умели делать это так, чтоб учительница не заметила. В этот момент начинаешь понимать, что ребёнка нужно спасать от этих спасателей, забирать туда, где никто не будет ставить на нём эксперименты. Глобальный мир везде, но пока Россия ещё сопротивляется, Запад уже все воспринимает как норму. Как такое возможно, наверное, думаете вы?! Исполнители просто боятся потерять место под солнцем и слепо исполняют инструкции. Им всего-то и нужно пару красивых слов, они обманываться рады. Для того же, чтобы понять, чего хотят архитекторы этого эксперимента, достаточно внимательно посмотреть западные фильмы для молодёжи и детей: «Голодные игры», «Миньоны» ... они ничего не скрывают.

Вы не верите, что такие люди существуют?! Прочитайте главу «Великий Инквизитор» (Ф. М. Достоевский, «Братья Карамазовы») Они не просто существуют, они считают себя вправе и делают это из своеобразной любви. Что же строят великие архитекторы?! Похоже, что зоопарк, где люди, как звери, а звери, как люди. Пусть всем будет позволено все! Всем хлеба, зрелищ, легких наркотиков, короткую бессмысленную жизнь, бесплатную эвтаназию! Мир разделится на Богов и зверей... Такое кино. Может мне не хватает воображения представить замысел архитекторов во всей его полноте, но что-то подобное витает в воздухе. И мы решили попробовать ещё раз подать документы в Российское Консульство. Мы подавали их в Бонне, несмотря на то, что это не ближний свет и ездить туда пришлось не раз, а это 400 километров. Там как раз поменялся консул и... всё получилось. Какое счастье, держать в руках зелёный билет! И пусть Калининград — это осиновый кол, забитый Сталиным в сердце Европы, чтобы больше никогда не подняла голову фашистская саламандра. И пусть это, возможно, следующая точка напряжённости после Крыма. В такие времена не страшно умереть, страшно жить, не выбрав сторону.

Осталось только собраться, решить технические вопросы, и мы свободны. В этот момент я нахожу в ящике письмо, я опять задолжала немецкому государству, несмотря на то, что ежемесячно платила за коммунальные услуги 185 евро, (Это больше чем платит обычная среднестатистическая семья) оказалось, что я должна ещё 2 тысячи евро. Я прочитала в письме, что со следующего месяца мои коммунальные услуги будут уже 350 евро. И я должна поторопиться с оплатой счетов, чтобы не оказаться в тёмной и холодной квартире. Я подумала, что при таких суммах меня точно обвинят в том, что я не в себе и не умею пользоваться выключателями. Это обычная практика, когда в Германию приезжают малообразованные люди, к ним прикрепляют социального работника, который учит их заполнять анкеты и всему остальному. И записывает, записывает, записывает. Мы решили не ждать развязки.

Метель, ночь и ведьмино лицо польской белокурой пограничницы провожали нас. Но не так страшен враг, как он о себе возомнил. Новый Вавилон постигнет уже известная судьба. Он рухнет под гнётом накопившихся противоречий. Дай вам Бог сил, любви, терпения и доброты в эти тёмные времена и да хранит вас Господь. Победа будет за нами!

#Нью-#Йоркская #Академия #социально-#педагогической и #физической #реабилитации #Михаила #Шестова

Источник: http://supremelearning.ru/staryj-telefon-a-true-story-by-paul-villard

Я был совсем маленьким когда у нас в доме появился телефон - один из первых телефонов в нашем городе. Помните такие большие громоздкие ящики-аппараты?

Я был еще слишком мал ростом, чтобы дотянуться до блестящей трубки, висевшей на стене, и всегда зачарованно смотрел как мои родители разговаривали по телефону.

Позже я догадалася, что внутри этой удивительной трубки сидит человечек, которого зовут: «Оператор, Будьте Добры». И не было на свете такой вещи, которой бы человечек не знал.



[Spoiler (click to open)]

«Оператор, Будьте Добры» знал все - от телефонных номеров соседей до расписания поездов.

Мой первый опыт общения с этим джином в бутылке произошел когда я был один дома и ударил палец молотком. Плакать не имело смысла, потому что дома никого не было, чтобы меня пожалеть. Но боль была сильной. И тогда я приставил стул к телефонной трубке, висящей стене.
- «Оператор, Будьте Добры».
- Слушаю.
- Знаете, я ударил палец... молотком...

И тогда я заплакал, потому что у меня появился слушатель.
- Мама дома? - спросила «Оператор, Будьте Добры».
- Нет никого, - пробормотал я.
- Кровь идет? - спросил голос.
- Нет, просто болит очень.
- Есть лед в доме?
- Да.
- Сможешь открыть ящик со льдом?
- Да.
- Приложи кусочек льда к пальцу, - посоветовал голос.

После этого случая я звонил «Оператору, Будьте Добры» по любому случаю. Я просил помочь сделать уроки и узнавал у нее, чем кормить хомячка.

Однажды, наша канарейка умерла. Я сразу позвонил «Оператору, Будьте Добры» и сообщил ей эту печальную новость. Она пыталась успокоить меня, но я был неутешен и спросил:
- Почему так должно быть, что красивая птичка, которая приносила столько радости нашей семье своим пением, должна была умереть и превратиться в маленький комок, покрытый перьями, лежащий на дне клетки?
- Пол, - сказала она тихо, - Всегда помни, есть другие миры где можно петь.

И я как то сразу успокоился.
На следующий день я позвонил как ни в чем не бывало и спросил как пишется слово "fix".

Когда мне исполнилось девять, мы переехали в другой город. Я скучал по «Оператору, Будьте Добры» и часто вспоминал о ней, но этот голос принадлежал старому громоздкому телефонному аппарату в моем прежнем доме и никак не ассоциировался с новеньким блестящим телефоном на столике в холле.

Подростком, я тоже не забывал о ней: память о защищенности, которую давали мне эти диалоги, помогали в моменты недоумения и растерянности. Но только став взрослым, я смог оценить, сколько терпения и такта она проявляла, беседуя с малышом.

Через несколько лет после окончания колледжа, я был проездом в своем родном городе. У меня было всего полчаса до пересадки на самолет.

Не думая, я подошел к телефону-автомату и набрал номер:
Удивительно, ее голос, такой знакомый, ответил. И тогда я спросил:
- Не подскажете ли, как пишется слово "fix"?

Сначала, длинная пауза. Затем последовал ответ, спокойный и мягкий, как всегда:
- Думаю, что твой палец уже зажил к этому времени.

Я засмеялся:
- О, это действительно вы! Интересно, догадывались ли вы, как много значили для меня наши разговоры!
- А мне интересно, - она сказала, - знал ли ты, как много твои звонки значили для меня. У меня никогда не было детей и твои звонки были для меня такой радостью.

И тогда я рассказал ей как часто вспоминал о ней все эти годы и спросил можно ли нам будет повидаться, когда я приеду в город опять.
- Конечно, - ответила она, - Просто позвони и позови Салли.

Через три месяца я опять был проездом в этом городе.
Мне ответил другой, незнакомый голос:
- Оператор.

Я попросил позвать Салли.
- Вы ее друг? - спросил голос.
- Да, очень старый друг, - ответил я.
- Мне очень жаль, но Салли умерла несколько недель назад.

Прежде чем я успел повесить трубку, она сказала:
- Подождите минутку. Вас зовут Пол?
- Да.
- Если так, то Салли оставила записку для вас, на тот случай если вы позвоните... Разрешите мне прочитать ее вам? Так... в записке сказано: "Напомни ему, что есть другие миры, в которых можно петь. Он поймет".

Я поблагодарил ее и повесил трубку



When I was quite young, my family had one of the first telephones in our neighborhood. I remember well the polished oak case fastened to the wall on the lower stair landing. The shiny receiver hung on the side of the box. I even remembered the number - 105.
I was too little to reach the telephone, but used to listen with fascination when my mother talked into it. Once she lifted me up to speak to my father, who was away on business. Magic!
Then I discovered that somewhere inside that wonderful device lived an amazing person - her name was "Information Please" and there was nothing that she did not know. My mother could ask her for anybody's number and when our clock ran down, Information Please immediately supplied the correct time.

My first personal experience with this genie-in-the-receiver came one day while my mother was visiting a neighbor. Amusing myself at the toolbench in the basement, I whacked my finger with a hammer. The pain was terrible, but there didn't seem to be of much use crying because there was no one home to offer sympathy. I walked around the house sucking my throbbing finger, finally arriving at the stairway. The telephone!

Quickly, I ran for the footstool in the parlor and dragged it to the landing. Climbing up, I unhooked the receiver and held it to my ear. "Information Please," I said into the mouthpiece just above my head. A click or two, and a small clear voice spoke into my ear. "Information". "I hurt my finger" I wailed into the phone. The tears came readily enough now that I had an audience.
"Isn't your mother home?" - came the question.
"Nobody's at home but me", I blubbered.
"Are you bleeding?".
"No", I replied. "I hit it with the hammer and it hurts".
"Can you open your icebox?" - she asked.
I said I could.
"Then chip off a little piece of ice and hold it on your finger. That will stop the hurt. Be careful when you use the ice pick", she admonished. "And don't cry. You'll be alright".

After that, I called Information Please for everything. I asked for help with my Geography and she told me where Philadelphia was, and the Orinco the romantic river I was going to explore when I grew up. She helped me with my Arithmetic, and she told me that a pet chipmunk I had caught him in the park just that day before would eat fruits and nuts.

And there was the time that Petey, our pet canary, died. I called Information Please and told her the sad story. She listened, then said the usual things grown-up say to soothe a child. But I was unconsoled.
- Why was it that birds should sing so beautifully and bring joy to whole families, only to end as a heap of feathers feet up, on the bottom of a cage?
She must have sensed my deep concern, for she quietly said: "Paul, always remember that there are other worlds to sing in".
Somehow, I felt better.

Another day I was at the telephone. "Information," said the now familiar voice. "How do you spell fix?" – «F-I-X».

At that instant my sister, who took unholy joy in scaring me, jumped off the stairs at me with a banshee shriek "Yaaaaaaaaaa!" I fell off the stool, pulling the receiver out of the box by its roots. We were both terrified Information Please was no longer there, and I was not at all sure that I hadn't hurt her when I pulled the receiver out.

Minutes later, there was a man on the porch. "I'm a telephone repairman. I was working down the street and the operator said there might be some trouble at this number". He reached for the receiver in my hand. "What happened?" - I told him. "Well, we can fix that in a minute or two".
He opened the telephone box exposing a maze of wires and coils, and fiddled for a while with the end of the receiver cord, tightened things with a small screwdriver. He jiggled the hook up and down a few times, then spoke into the phone. "Hi, this is Pete. Everything's under control at 105. The kid's sister scared him and he pulled the cord out of the box". He hung up, smiled, gave me a pat on the head and walked out the door.

All this took place in a small town in the Pacific Northwest. Then, when I was nine years old, we moved across he country to Boston and I missed my mentor acutely.
Information Please belonged in that old wooden box back at home, and I somehow never thought if trying the tall, skinny new phone that sat on the small table in the hall.
Yet, as I grew into my teens, the memories of those childhood conversation never really left me; often in moments of doubt and perplexity I would recall the serene sense of security I had when I know that I could call Information Please and get the right answer.
I appreciated now how very patient, understanding and kind she was to have wasted her time on a little boy.

A few years later, on my way back to college, my plane put down in Seattle. I had about half an hour between plan connections, and I spent 15 minutes or so on the phone with my sister who lived there now, happily mellowed by marriage and motherhood.

Then, really without thinking what I was doing, I dialed my hometown operator and said, "Information Please". Miraculously, I heard again the small, clear voice that I know so well: "Information".
I hadn't planned this, but I heard myself saying, "Could you tell me, please, how to spell the word 'fix'?"
There was a long pause. Then came the softly spoken answer. "I guess," said Information Please, "that your finger must have healed by now".

I laughed. "So it's really still you. I wonder if you have any idea how much you meant to me during all that time...."
"I wonder," she replied, "if you know how much you meant to me? I never had any children, and I used to look forward to your calls. Silly, wasn't it?" It didn't seem silly, but I didn't say so.
Instead I told her how often I had thought of her over the years, and I asked if I could call her again when I come back to visit my sister when the semester was over. "Please do. Just ask for Sally." "Goodbye Sally". It sounded strange for Information Please to have a name. "If I run into any chipmunks, I'll tell them to eat fruits and nuts". "Do that," she said. "And I expect one of these days you'll be off for the Orinoco. Well, goodbye".

Just three months later, I was back again at the Seattle airport. A different voice answered, "Information," and I asked for Sally.
"Are you a friend?"
"Yes," I said. "An old friend."
"Then I'm sorry to have to tell you. Sally had only been working part-time in the last few years because she was ill. She died five weeks ago".
But before I could hung up, she said, "Wait a minute. Did you say your name was Villard?"
"Yes".
"Well, Sally left a message for you. She wrote it down".
"What was it?" I asked, almost knowing in advance what it would be.
“Here it is, I'll read it 'Tell him I still say there are other worlds to sing in. He'll know what I mean”.

I thanked her and hung up. I did know what Sally meant.

Paul Villard. Originally published June, 1966 Readers Digest; reprinted with permission in the December 1999 issue of the Singing Wires newsletter, TCI club.

Александр Халдей http://www.iarex.ru/articles/55124.html

В медийном пространстве России вырос целый класс экспертов - от диванных аналитиков до академиков, чьим любимым делом стало давать советы Владимиру Путину о том, как нам обустроить Россию. Этим занимаются всезнающие блогеры и активисты партий, писатели и журналисты, экономисты и технари, адвокаты и телеведущие, богословы и шаманы, теперь ещё и председатель колхоза появился.

Все учат Путина тому, как вреден человечеству существующий строй, что надо немедленно начать делать это и то, поменять одно на другое, запретить третье и ограничить четвёртое. Пророчат, что если этого не сделать, то страна от Владимира Путина отвернётся, погибнет, и лично они, а с ними и весь честной народ, за Путина не проголосует и не поддержит все те безобразия, которые при нём имеют место быть, мешая двигаться в светлое будущее. Они уверены – раз при нём, значит, по его согласию. То, что бывает в жизни ситуация, когда можно что-то терпеть и при этом не соглашаться, прикидываясь согласным – это им не понятно. Он бы не терпели. Кстати – а может потому они и не президенты?



[Spoiler (click to open)]

А поскольку Владимир Путин президент, и он медлит в немедленном исполнении всех их советов, то вердикт советников суров: или власть их услышит, или… Впрочем, это «или» России обещают уже много лет. Максим Калашников за 15 лет вовсе язык стёр, обещая со дня на день коллапс регионов, экономики и России, пока его страшилки всем не надоели, и он не перестал восприниматься всерьёз. Его практически уже никто не цитирует. Но кроме вышедших в тираж экспертов появились настоящие мозговые центры. Изборский клуб превратился в штаб по поиску современных концепций. Катасонов, Жуковский и Глазьев очень грамотно описывают ситуацию, а Делягин и Хазин глубоко анализируют причины проблем. Пякин мудро находит корни конфликта глобальных и местных элит, Фурсов подводит блестящие обобщения, Фёдоров и Стариков нашли внешнюю причину внутренних трудностей, а Кудрин, Титов и Греф, наоборот, нашли причину внешних проблем во внутренних ошибках.

Все рисуют варианты требуемых стратегий. Политически возбуждённое сообщество стёрло ладони от аплодисментов и устало ждать, когда же Владимир Путин, наконец, начнёт слушать умных людей и приступит к воплощению их советов. Сколько можно терпеть тех, кого терпеть нельзя? Неужели он не видит, что творится? Неужели он живёт в другой реальности? Неужели окружение так заморочило ему голову, что он уже оторвался от жизни народа и кроме сладких отчётов Минфина и Центробанка ничего другое не воспринимает? Россия же гибнет! А у них там, в Кремле, никто и ухом не ведёт!

Ситуация напоминает советский мультфильм «Ограбление по-итальянски» где за главным героем многодетным отцом бедной семьи гоняется толпа сочувствующих соседей с криком: «Джузеппе, когда же ты, наконец, будешь грабить банк?» В результате нерешительного Джузеппе родня, знакомые, полиция и мафиози сами на руках заносят в банк, где кассиры ему торжественно вручают мешки с деньгами, и вся ликующая толпа вываливается на улицу, где славит наконец-то решившегося на правильный поступок робкого героя.

Все уже охрипли и устали, стараясь перекричать друг друга в советах Путину, что ему нужно делать буквально с понедельника с восьми часов утра. Или гипс снимут, и клиент уедет. И конец России неизбежен со вторника сразу после полуночи. А Путин всё медлит и тем доводит своих темпераментных сторонников буквально до полуобморочного состояния. Почему? Неужели они в чём-то не правы? Неужели они ошибаются?

Можно сказать точно – они все в чём-то правы. Все без исключения – включая (о, ужас!) Кудрина и Грефа. А уж Катасонов с Глазьевым и подавно. Все они видят реальные проблемы и говорят о них в меру своего понимания и убеждений. И Владимир Путин прекрасно это понимает. Тогда почему не спешит выполнять их советы?

Причина проста - они советуют не то, что нужно Владимиру Путину.

Путину не надо рассказывать, какая плохая система у нас на дворе, и какие опасности представляет её сохранение. Он это лучше их всех знает, потому что сильнее всех нагружен её рисками и последствиями. Путину надо рассказать, как избежать подводных камней, если начать их советы реализовывать. Вот где начнётся самое интересное. Вот где все собаки зарыты.

А вот об этом не говорит ни один эксперт. Они ни словом не обмолвились о том, какие социальные перегрузки обрушатся на страну, если завтра с восьми утра начать воплощать всё то, что они насоветовали. Это их не интересует.

Они смотрят вдаль. За горизонт. Ничтожные и презренные трудности воплощения их предначертаний не входят в сферу их профессиональных интересов. Их задача – нарисовать картину сущего и желаемого. Растолковать, как отвратительно первое и как прекрасно второе. Проблемы совмещения одного с другим – не их профессия. Их дело – проект. За кривые стены – к строителям.

Естественно, все неудачи отнесут не на их счёт. А на счёт Путина. Который не справился. Не так понял. Не тех поставил у руля. Не на тех опёрся. Не тем поверил. Не тех набрал. Не так набирал. Не сумел организовать, предвидеть и воплотить. Допустил выход из-под контроля. Не потребовал с кого нужно, не заменил, кого надо. Не тех слушал и не так, как советовали. Не смог, не потянул, не вышел высотой лба и широтой кругозора. При этом все по-прежнему остаются в белом фраке, и только один Путин в неприятной ситуации.

Путин, конечно, понимает, что гладко бывает лишь на бумаге. Он помнит, как в его молодости прекрасное и всесильное учение, абсолютно верное в критике сущего, совершенно облажалось в реализации выводов этой критики. Петляли, виляли, колебались с линией партии, объявляли правильным то одно, то другое, корректировали задним числом итоги пятилеток, давили заговоры и врагов народа, сажали, расстреливали, прорывались в космос, поднимали целину, потом критиковали за перегибы и культы, за разложение нравов, дефицит и застой. За перестройку, перешедшую в перестрелку. И даже ракеты и балеты не помогли. Ничего не воплотилось из напророченного, а по ходу подгонки реальности под проект такого наломали, что через 70 лет всё сделанное всем стало неинтересно. Да так, что вместе с ошибками выплеснули и государство.

Какие политические последствия повлекут за собой абсолютно справедливые призывы Глазьева вернуться к усовершенствованному социализму? Отменить результаты чубайсовской позорной приватизации? Разогнать олигархов как политическую силу? Национализировать банковскую систему? Ввести валютный контроль? Какие силы смогут стать опорой? Чем и как подавлять сопротивление свергнутого класса? Какова цена вопроса? Что будет, если всё пойдёт не так, выйдет из повиновения и пойдёт вразнос? Чем и как давить саботаж? Кто станет сажать и расстреливать? И что это даст? Кто поддержит? Кто предаст? А как не пойдёт, что тогда? Что делать, если не получится? И в каких местах слабые звенья? Какие резервные планы? Где резервные ресурсы?

Молчат об этом советники. Хоть половина из них доктора и академики. Не видят таких проблем. Рисуют картины одна другой краше, не заботясь о цене очередного Великого перелома. И народ, затаив дыхание от восторга, сомлел под речи умных и честных, но не допущенных злой судьбой к рычагам… «Хороша я, хороша, да плохо я одета. Никто замуж не берёт девушку за это».

Думаете, Путин не хочет подконтрольной банковской системы? Такой, чтобы он сказал – и никаких утечек капитала, низкие проценты да долгие деньги в эпохальные стройки?

Чтобы не клевали каждый день за растущие цены?

Чтобы деньги из страны не утекали?

Чтобы воровать не смели и боялись?

Чтобы враги сидели не в правительстве да в телевизоре, а на Колыме?

Чтобы элиты все шёлковые как по ниточке ходили и изо рта пар боялись выпустить?

Чтобы молодёжь не наркотой и пивом травили, а поили молоком да квасом?

Чтобы школы умные, да книжки интересные?

Чтобы спорт был для всех, а герои спорта не были бы национальным позором?

Чтобы эстрада сердечная, а нравы добрые?

Чтобы ракеты и корабли бороздили то, что они должны бороздить, а народ на демонстрациях кричал не «Долой партию жирных котов!», а «Слава партии родной!»?

Чтобы не ворованные деньги олигархов, а руки рабочих создавали все богатства на свете, землю родную прославляя трудом?

Чтобы в суровый час можно было выйти и сказать: «Братья и сёстры! К вам обращаюсь я, друзья мои!» И братья и сёстры не разбегались бы кто куда, а переносили бы блокаду, гнали врага от Москвы, вставали бы в атаку под ливнем пуль и шли на смерть с криками «За Родину! За Путина!»

И всё это было бы искренне, ибо перед лицом смерти не лгут. Не потому, что культ личности, а потому что сердце не обманывает.

Как думаете, с таким порядком и с таким народом Путину не легче было бы Америке рога-то обламывать?

Только полный и клинический идиот может думать, что Путин всего этого не понимает да не хочет. Хочет и ещё как. Да только вот как к этому перейти от того, что имеется сейчас? Как по дороге не потерять окончательно и навсегда государственность слабой, разложенной и дезориентированной России? Но молчат об этом советники. Нечего им сказать. Дорогу указывают, а карту не имеют. И как её написать – не знают.

И думает Путин: «Прежде чем войти, подумай, как выйти». Думает «Лучше шаг вперёд и два шага назад, чем прыжок вперёд – а там пропасть». Думает Путин: «Поспешишь – не только людей насмешишь, но и страну угробишь». И ещё думает: «Тише едешь – дальше будешь».

И молчит Путин о том, о чём думает. А говорит и вовсе не то, что сказать хочет. А лишь то, что надо. Либералов хвалит. Патриотов жалует. Всем жить дружно предлагает. Тем улыбнётся – и с этими обнимется. Солженицыну цветочки возложит – и в Бессмертном полку пройдётся. Алексееву наградит – и героям Сирии награды раздаст.

И все думают, что Путин с ними. Что это с ними он настоящий, а c их врагами – по долгу службы прикидывается. Тем и утешаются. А Путин не с ними.

Ни с теми и не с другими. И не с либералами, и не с консерваторами. Не с красными и не с белыми. Не с монархистами и не с республиканцами. Он за Россию в целом. Со всеми вместе. Они все − Россия и есть. Любой его выбор – это раскол страны и гражданская война. Кровавая и жестокая. Именно её Путин с таким трудом загасил, придя к власти после Ельцина. Что же, ему опять её разжечь?

Путин не выбирает окопы. Он на нейтральной полосе стоит. И через его голову в обе стороны не только гнилые помидоры с тухлыми яйцами летят, а снаряды да пули летают. Естественно, и на него что-то падает. Но терпит он. Не может Путин выбирать. Мы можем, а он нет. Со всей Россией он. С той, где и рабочие, и олигархи. И крестьяне, и агрохолдинги. И жулики, и честные. И купцы с коммерсами, и военные с ракетами и танками. И учёные, и чиновники. И православные. И атеисты. И язычники. И вовсе психи ненормальные с не разбери чего в набитой опилками голове. И умные. И дураки. И красные. И былые. И зелёные. И даже голубые. И приятные, и противные. Все свои, все родные. Всех мирить надо, а не лбами сталкивать. Работа такая. Терпеть даже тогда, когда больше никто терпеть не может. Сцепить зубы и терпеть. Россия на кону. Её судьба и жизнь.

И потому не слушает Путин советников. Не потому, что злой или глупый. Просто не говорят они того, что ему нужно. Не помогают страну сохранить. Разрушить – сто вариантов. А сохранить – ни одного. Вот если бы они не только совет дали, но и как его лучше всего в жизнь воплотить – дело другое. Тогда, может, и поняли бы они, что знаний нужных им не хватает. Что мало сказать, куда идти, ещё надо знать, как дойти.

А кто же это знает? Только психи да жулики. Нормальные не знают. И потому только и остаётся, что ползком да на ощупь. Медленно и осторожно. Как сапёр. Тому ведь тоже никто советов не даёт. Сам всё. Потому и ошибается один раз в жизни. Первый – и он же последний. А те пусть советуют. Польза от них есть – они, в конце концов, убедят всех сомневающихся в том, что старое пора менять на новое.

Только президент всё равно сделает по-своему. И это хорошо.



Притча о биткоинах

Однажды в деревне появился торговец и объявил жителям, что он будет покупать у них обезьян по 10 долларов. Сельские жители, видя как много обезьян в джунглях, забросили свои участки и принялись ловить обезьян.



Торговец накупил тысячи обезьян по 10 долларов, но количество обезьян стало уменьшаться и ловить их стало все труднее.

Тогда торговец поднял награду за поимку каждой обезьяны до 20 долларов. И люди снова принялись ловить обезьян. Вскоре продовольствия в деревне стало совсем мало и сельские жители стали потихоньку возвращаться на свои поля. Торговец поднял цену до 50 долларов. Однако ему необходимо было отъехать в город по своим делам и он оставил вместо себя помощника.

Помощник собрал всех жителей деревни и предложил им сделку: Посмотрите на все эти клетки с тысячами обезьян, которые вы уже поймали. Я готов уступить их вам всего по 35 долларов, а когда вернется торговец, вы продадите их ему по 50 за штуку!

Жители деревни подумали, посчитали, потом собрали все свои сбережения, набрали долгов и скупили всех обезьян на 700 миллиардов долларов.

После этого они никогда уже не видели торговца с помощником. Зато у них остались большие долги и совершенно ненужные им обезьяны.

Это все, что вам нужно знать о биткоинах.

#Нью-#Йоркская #Академия #социально-#педагогической и #физической #реабилитации #Михаила #Шестова

Источник: http://supremelearning.ru/kak-nauchit-mozg-uchitsya


Конспект лекции дважды доктора наук Татьяны Черниговской о практических методах, как именно тренировать мозг.



[Spoiler (click to open)]

— Мозг обучается всегда, даже когда мы не обращаем на это внимание.
— Когда-то считалось, что неандертальцы — тупиковая ветвь, и мы им не родня. Когда секвенировали геном неандертальца, оказалось, что вполне себе родственники.
— Еще фанфакт: несколько видов homo жили одновременно, например, с неандертальцами. Если размышлять об этом с точки зрения результата в виде нас с вами, то можно представить, что тогда одновременно жило несколько видов, каждый из которых до нас в чем-то не дотягивал.
— Плюс сравнительно недавно на Алтае был обнаружен Денисовский человек. Нашли фалангу пальца девочки 13 лет, секвенировали и выяснилось, что это и не неандерталец и не человек (в значении гомо сапиенс), а нечто другое.
— Важными отличиями человека от других животных является язык и сознание.
— Мы постоянно имеем дело не только с самими объектами, но и с символами.
Вот, допустим, на столе стоит стакан. Зачем его называть «стаканом»? Зачем его рисовать?
Кажется, у человека есть то, что можно назвать «страсть к дублированию мира».
— Рассказала, что Лотман, с которым она общалась, говорил, что пока Тургенев не описал «лишних людей» их и не было. Барышни не падали в обморок, пока это не было описано в литературе и т. п. Это к вопросу о том, как искусство влияет на мир.
— У нас в голове вообще есть совсем абстрактные вещи: математика, музыка, время.
— Человеку может повезти с генами, но все равно нужно постоянно учиться и прокачиваться. Везение с генами — это как рояль Steinway, доставшийся по наследству. Хорошо, конечно, но играть-то на нем все равно нужно учиться.
— Важно понять, что мы зависим от нашего мозга на все 100%. Да, мы смотрим на мир «своими глазами», что-то слышим, что-то ощущаем, но то, как мы понимаем это все, зависит только от мозга. Он сам решает, что нам показывать и как. По сути, мы вообще не знаем, что такое реальность на самом деле. Или как видит и ощущает мир другой человек? А мышь? А как видели мир шумеры?
— Мозг знает как учиться и понимает, как он это делает, но не объясняет этого нам.
Если бы понять — мы бы по-другому учились.
— Возможно, в школах и ВУЗах стоит учить больше не наборам фактов, а тому, как добывать информацию. Важные вопросы: как научиться учиться? Как научиться контролировать внимание или память? Как научиться правильно классифицировать и упаковывать информацию?
— Мозг — не решето. Мы, грубо говоря, ничего не забываем, просто большая часть данных лежит в «папке „Другое“».
— Если хотите что-то помнить утром — нужно выучить и заснуть. Какое-то время назад это было догадкой, сейчас это научный факт. Полученные данные должны переместиться в долгосрочную память, и происходит это только во время сна.
— Были упомянуты принципы функционирования сложных систем (синергетика) и когнитивные алгоритмы принятия решений, но без каких-либо подробностей.
— Сказала, что на лекциях ее часто спрашивают «Вы так говорите о мозге, как о чем-то отдельном, вы с себя с мозгом не отождествляете?» Ответчает: «Нет». Есть исследования, которые показали, что четко есть два разных момента: один, когда решение принято мозгом, и второй, когда мы что-то с этим сделали. Мозг сам все решает и по пути создает иллюзию, что мы что-то контролируем.
— На данный момент науке уже довольно много известно о нейронах и их свойствах. Все больше начинаем понимать нейронные сети.
— В мозге есть хранилище на 2,5 петабайт. Это примерно 3 миллиона часов сериала.
— Маленькие дети не умеют врать потому, что думают, что все остальные знают точно то же самое, что знают они, и врать бесполезно. Когда ребенок начинает врать — это своего рода левелап.
— Полезно учить мозг смотреть на мир глазами других людей. Способность строить модель «другого» дает поведенческое преимущество.
— Прозвучали на английском формулировки ‘mirror systems’ и ‘theory of mind’, но тоже, увы, бегло, и не были раскрыты.
— У ворон, а точнее даже у врановых в целом, мозг довольно похож на мозг приматов по уровню развития. Вороны узнают свое отражение.

— Обезьяны успевают заметить порядок чисел и быстро в правильном порядке нажимать квадратики, под которыми числа скрываются. Вот видео:



— Мозг дельфинов тоже мощно развит. Пошутила, что еще неизвестно у кого лучше — у нас или у них. Говорит, что часто в ответ доносится «Но они же не построили цивилизацию!». Но какая разница, когда они могут спать отключая только одно полушарие и продолжая бодрствовать, обладают иронией, своим языком, живут счастливыми жизнями, всегда сыты, не имеют совсем опасных врагов и далее по списку.

— И еще был знаменитый попугай Алекс. Он знал порядка 150 слов, отвечал на вопросы, отличал цвета и размеры объектов, слова и буквы:



— С появлением внешних хранилищ информации с одной стороны сложнее стало учиться ими пользоваться, с другой — достаточно базовых технических навыков, чтобы просто иметь доступ к информации в Интернете, например.
— Современная тенденция, что дети сходу играют в айпады — опасна. Прокачивать мелкую моторику очень важно, в том числе для того, чтобы ребенок начал говорить. Поэтому пластилин и все такое по-прежнему актуальны.
— В одном из Древних Китаев на руководящие должности было всего два экзамена: каллиграфия и стихосложение.
— Много интересных исследований сейчас происходит благодаря технологиям brain imaging (или neuroimaging). Но возник вопрос «Как правильно трактовать эти изображения?» и все больше математиков и аналитиков подключились к задачам нейронаук.
— На картах мозга, в частности, видно быстро или медленно будет обучаться ребенок.
— До сих пор не очень понятно, каким образом в мозге хранятся языки, слова, их значения. При этом есть патологии, когда люди не помнят существительные, но помнят глаголы. И наоборот.
— Мозг людей, знающих больше одного языка, имеет преимущество перед мозгом тех, кто знает только один. Учить языки полезно для развития мозга, и это тоже один из способов «отодвинуть Альцгеймера».
— Хороший мозг постоянно учится. Приучите себя постоянно выполнять трудную (но выполнимую) мозговую работу. Это позволит дольше оставаться в сознании. В прямом смысле.
— Один из ее знакомых исследователей мозга рассказывал, что когда его мама стала в 89 лет жаловаться на память, он посоветовал ей заняться изучением древнегреческого. Она занялась, и проблемы с памятью пропали.
— Рассказала, как ее поразила история о том, как дети в Японии учатся играть в игру го: взрослые просто сидят за доской и играют в го, а дети бегают вокруг и иногда, бывает, смотрят на доску. Через некоторое время, когда дорастают до того, чтобы захотеть поиграть — садятся за доску и сходу неплохо играют.
— Мозг «созревает» по частям. Лобные доли, к примеру, до 21—23. Особенно это имеет значение в детстве, там разброс до 2 лет, и если ребенок еще не готов «сидеть прямо и смотреть на доску», то, вероятно, он действительно еще не готов. Важный момент: ускорять развитие детей нельзя, это губительно.
— На всякий случай: переучивать левшей на правшей ни в коем случае нельзя. Вы переучиваете таким образом не руку, а мозг, и вытекает это все в тики, заикания, неврозы и т. д.
— Мозг женщин и мужчин отличается. Женский эффективнее из-за большего количества серого вещества. Я так понял, что связано это с эволюцией — в то время, пока мужчины бегали за мамонтами, женщинам приходилось прокручивать в голове более сложные схемы, плюс переживать за детей, за лагерь и многое другое.
— Детей стоит обучать, учитывая эти особенности мозга. С мальчиками говорить краткими предложениями, вовлекать в процесс, давать меньше письменных заданий, хвалить за них и давать больше двигаться, чтобы они сбрасывали агрессию. Плюс, говорят, что мальчики в прохладном помещении быстрее соображают, а в тепле начинают засыпать. Девочкам больше нравится работать в группах, им важно смотреть в глаза и говорить об эмоциях, не стоит повышать тон, полезно привлекать помогать учителям. Важно научить справляться с опасностями, которые им готовит наш мир.
— Из вышесказанного возникает открытый вопрос: как готовить учителей?
— Занятия музыкой положительно влияют на мозг. Усложняют его, улучшают качество нейронных сетей, обеспечивают лучшую пластичность и лучше сохраняют его к старости.
— «Не каждый доживет до Альцгеймера»
— Забывание, отвлечение, перерывы и сон — не помехи для обучения. Скорее наоборот. У всех свой стиль обучения, важнее его найти.
— Бывают плохие состояния для умственной работы. В этот момент важно это понять и переключиться на другую работу, а к этой вернуться позже.
— Техническая тренировка навыков, как принято в музыке и спорте, не подходит для умственной работы. Есть риск загнать себя в регулярные переживания, и настает момент, когда мозг будет отторгать новые задачи.
— Важно понимать и честно отвечать себе на вопрос «Зачем я учусь?». Выстраивание реальной картинки по этому поводу спасло бы от лишних мучений.
— Делить проект на мелкие выполнимые части действительно полезно. Как и менять обстановку, окружение, позу в которой сидишь и т. п.
— Полезно делать регулярные 15-минутные перерывы для стабилизации выученного.
— Движения могут помогать запоминанию. «Тело помогает».
— Устное воспроизведение выученного тоже важно.
— Полезно тренировать концентрацию, память, скорость мысли, когнитивную гибкость.
— По поводу тренировки памяти полезно обращаться к опыту древних греков. Например, ложась спать вспоминать весь день подробно — с момента пробуждения и до момента, когда лег спать.
— Главные вопросы по поводу памяти: как запомнить? как сохранить? как вытащить знания из памяти?
— Бесцельные размышления, всякие праздные вопросы или так называемый ‘wandering mind’ тоже полезны.
— Гигантский процент того, что мы делаем, мы делаем бессознательно.

— Вопрос из зала про разницу между полушариями, и стоит ли развивать менее прокачанное. Ответ: по последним исследованиям разница не настолько жесткая, как казалось раньше, мозг всегда все равно работает целиком, стенок, отделяющих полушария, внутри нет, поэтому можно просто сосредоточиться на прокачке мозга.

— Вопрос из зала: «Что думаете про методику автописьмо, когда утром проснулся и сразу пишешь, что приходит в голову?». Ответ: да, хорошее дело. И пример приведен был про гениев, которые вскакивают посреди ночи и что-то пишут на листке, а утром этого не помнят и с удивлением обнаруживают стихотворение.

— Вопрос из зала про мультилингвальность для детей. Ответ: чем раньше ребенок погружается в оба языка (или более) — тем лучше. По сути, даже когда ребенок учит родной язык, он расшифровывает совсем незнакомый ему набор сущностей с нуля, поэтому от того, что добавится еще один набор слов, ничего страшного не произойдёт. По мнению одной из ее коллег, важно, чтобы языковая среда уже до 3 лет была мультилингвальной, если есть такая необходимость.

— Вопрос из зала: «Как отличить трудные задачи от невыполнимых?». Ответ: сами поймете, когда будет трудно, а когда невыполнимо.
— Тренируйте мозг. Постоянно. Важно понять себя, найти подходящие методики и регулярно практиковать их.
— Обучение существенно меняет мозг. Пока вы читали этот пост — ваш мозг изменился.

— В конце лекции задал вопрос о книгах про мозг, которые стоит почитать. Посоветовала свою книгу «Чеширская улыбка кота Шредингера».
— Еще прозвучало название книги «The mind’s best trick». Кажется, речь шла о книге Даниэля Вегнера.